Цейтлин Р.М. Сравнительная лексикология славянских языков X/XI— XIV/XV вв. Проблемы и методы. M.: Наука, 1996

В монографии рассматриваются проблемы к методы сравнительного исследования лексических систем близкородственных языков; анализируются рукописи русского, болгарского и чешского языков X/XI— XIV/XV вв.; исследуются лексико-семантические группы слов с общей морфемой (корневой или аффиксальной) как лексические микросистемы данного языка данной эпохи. В книге выделены типы морфемных микросистем, описана их структура, сходства и различия по языкам, показаны взаимосвязи микросистем как блоков лексической системы языка в целом. Исследование позволяет внести уточнения в классификацию славянских языков, определить или уточнить значения многих неясных слов в древних текстах.
Для компаративистов и широкого круга славистов.

Скачать djvu: YaDisk SkyDrive
6.3 Mb - 600 dpi - 232 с., ч/б текст, текстовый слой, оглавление

Оглавление

Предисловие [3] Задачи сравнительной лексикологии [6] Типы морфемных лексико-семантических групп [32] Слово отрокъи лексико-семантическая группа с суффиксом -ѧ/ѧт- [60] Лексико-семантическая группа с основой -обид- [83] Лексико-семантическая группа -чист- [111] Лексико-семантическая группа -грѣх- [128] Лексико-семантическая группа -прав- [137] Лексико-семантическая группа -крив- [167] Лексико-семантическая группа -лѫк- [179] Заключение [196] Принятые сокращения [208] Литература [217]


Памяти Григория Осиповича Винокура

Изолированное изучение каждого из славянских народов и государств влечет за собой ряд неизбежных ошибок, ставит историка или лингвиста в безвыходное положение. Только параллельное изучение славянских народов способно дать точные ответы на многочисленные и сложные проблемы в области языка, права, искусства и литературы

Б.Д. Греков

Предисловие

Задача настоящей книги — выработать на конкретном материале приемы и методы сравнительного изучения лексических систем близкородственных языков. Исследование проводилось на материалах письменных источников начальной поры славянской письменности: от первых ее рукописей и надписей до XIV/XV вв. по трем языкам как представителям трех групп славянских языков — южной (болгарский язык), восточнославянской (древнерусский язык), западной (чешский язык). Специфика сравнительной лексикологии славянских языков коренится в их феноменальной близости, в частности их словарного состава. Эта близость в определенной степени облегчает задачи исследователя, но в не меньшей степени и затрудняет их решение. Цель анализа — выделить и общее и специфическое для каждого конкретного языка.
Для изучения современных языков эта область славистики имеет весьма существенное и прикладное значение — в практике преподавания современных славянских языков славянам, например, русского языка полякам или чешского болгарам и наоборот. Здесь задачи сравнительной лексикологии славянских языков (как и языков других семей) смыкаются также с проблематикой новой лингвистической дисциплины — контрастивной лингвистики.
Для изучения древних славянских языков на лексическом уровне определение методов и приемов анализа словарного состава различных славянских языков одного синхронного среза имеет и свое особое значение. Сопоставительное рассмотрение лексических систем различных древних славянских языков конкретно восполняет недостаточные сведения о слове в древних текстах, что необходимо для понимания смысла текста в целом. Каждый древний письменный источник — бесценный кладезь истории и культуры не только данного народа, но и всего человечества. Его прочтение, адекватное тому содержанию, которое вкладывали в него его создатели, необходимо любому специалисту, пользующемуся такими источниками. Лексикологи древних [3] славянских языков в долгу перед такими специалистами. Лексикология и лексикография древних славянских языков, отвечающие современному уровню языкознания, еще только формируются. Сравнительная лексикология древних славянских языков делает свои первые шаги. Сопоставительное рассмотрение словарных составов близкородственных языков тесно контактирующих народов одного исторического периода является одним из содержательных источников, позволяющих уточнить значение и особенности употребления слова в конкретном древнем тексте. Сведения, полученные в результате сравнительного изучения лексики разных народов одного периода, нередко содержат большую и более точную информацию, чем данные, извлеченные из поздних источников, так как позволяют подойти к раскрытию смысла и специфики употребления слова с хронологически близких позиций, резче выделить сходное и отличное, глубинный смысл лексемы в древнем, нередко неясном, контексте письменного источника.
Данное исследование не имеет аналогов и носит экспериментальный характер. Оно основано на выборочном анализе словарного состава трех славянских языков начального периода письменности. Предлагается методика анализа не отдельных изолированных слов, а определенных микросистем, так или иначе между собой связанных, представляющих фрагменты лексических систем данных языков в данный исторический период их развития. Эти микросистемы — корневые и аффиксальные группы слов, объединяющие слова с общим лексико-семантическим стержнем (морфемой).
Все сделанные в дальнейшем наблюдения и выводы опираются на анализ непосредственных (прямых) источников указанных трех языков по XIV/XV вв. и относятся только к ним, хотя многие из обнаруженных лексических особенностей аналогичны тем, что имеются в словаре других славянских языков начального периода их письменной (и не только письменной) истории. Материалы более позднего времени по изучаемым трем языкам, а также все источники, литературные и диалектные, остальных славянских языков привлекаются лишь спорадически.
Вне цитат из письменных источников слова (и морфемы) даются в нормализованном старославянском написании.
При цитировании рукописей и надписей сохраняется текст издания. При этом приняты следующие графические упрощения: четыре “и” (и, ï, i, і) передаются одной буквой и (кроме цифровых обозначений); две “у” (оу и у) — диграфом оу; две “ы” (ы и ъi) — одной ы; две “о” (о и ω) — одной о. Упрощена и передача чешских звуков [s] и [š], они передаются соответственно буквами s и š. Все диакритические знаки, кроме мягкости и паерка, опускаются. Надстрочные буквы даются в строке. Написания под титлом сохраняются (с этим знаком). Все виды скобок заменяются круглыми скобками; все знаки препинания — точкой. [4] Если морфема, формирующая лексико-семантическую группу (в дальнейшем — ЛСГ), во всех трех языках совпадает в своей исходной форме, то для упрощения изложения она условно обозначается в древнейшей (старославянской) “транскрипции”. Например, ЛСГ называется “ЛСГ –млъв-” без ее локальных модификаций — рус. –мълв– и чеш. –mluv-; “ЛСГ –крив-” без чеш. –křiv-.
Считаю своим приятным долгом выразить искреннюю признательность авторам Словаря старославянского языка Славянского института ЧАН, авторам Словаря древнерусского языка XI—ХIV вв. и Словаря русского языка XI—ХVII вв. Института русского языка РАН за любезно предоставленную мне возможность пользоваться картотеками этих словарей.
Приношу сердечную благодарность за внимание к моей работе и полезные советы академикам Д.Н. Шмелеву и В.Н. Топорову, докторам филологических наук Л.Н. Смирнову и Г.К. Венедиктову.
Основные положения данной монографии были изложены в докладах на IX (Киев) и на X (София) Международных съездах славистов. Благодарю всех коллег, принявших участие в их обсуждении.
Работа над монографией была закончена в 1990 г., поэтому литература последних лет в ней учитывается лишь частично. [5]
Запись опубликована в рубрике Древнеславянский с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий