Цейтлин Р.М. Лексика древнеболгарских рукописей X-XI вв. София: Издателство БАН, 1986

Предлагаемая работа посвящена изучению лексики 17 древне- болгарских рукописей X—XI вв. Книжный древнеболгарский язык, древнейший письменно-литературный язык славян, сыграл значительную роль в истории культуры славянских народов и оказал большое влияние на формирование и развитие почти всех славянских литературных языков. Между тем, в отличие от других языковых уровней, словарный состав этого языка все еще остается наименее изученным разделом палеославистики. Вместе с тем следует подчеркнуть, что имеется немало фундаментальных исследований, в которых анализируется словарный состав древних славянских рукописей. Многие из них посвящены проблемам определения лексического состава языка оригиналов первых памятников славянской письменности, созданных в IX в. Кириллом и Мефодием и их учениками, но не дошедших в подлинниках до нашего времени.

Скачать djvu: YaDisk SkyDrive
14 Mb - 600 dpi - 356 с., ч/б текст, текстовый слой, оглавление

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ — стр. 5

Часть первая
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЛОВАРНОГО СОСТАВА

Объект и непосредственные (прямые) источники исследования — стр. 9
О косвенных (вспомогательных) источниках исследования — стр. 13
Лексика древнеболгарского языка и лексика древнеболгарских рукописей — стр. 26
Количественная характеристика словарного состава древнеболгарских рукописей — стр. 34
О дифференциации лексики древнеболгарских рукописей — стр. 61
О приемах и методах изучения лексики древнеболгарского языка — стр. 77

Часть вторая
СУФФИКСАЛЬНЫЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

Типы морфемных лексико-семантических групп — стр.88
Корневые группы — стр. 96
Префиксальные группы — стр. 114
Суффиксальные группы — стр. 130

Существительные со значением лица — стр. 139

Существительные с суффиксами -ьникъ и -ѥникъ— стр. 139
Существительные с суффиксом -(и)тель — стр. 150
Существительные с суффиксом-ьць— стр. 156
Существительные с суффиксом -арь— стр. 163
Существительные с суффиксом -чин — стр. 168
Существительные с суффиксами -атаи и -таи — стр. 173
Существительные с суффиксами -ьца (-ица) (мужского рода) — стр. 174

Существительные отвлеченных значений — стр. 176

Существительные с суффиксами -ьство и -ьствиѥ — стр. 176
Существительные с суффиксом -ость (-ѥсть) — стр. 191
Существительные с суффиксом -ота (-ѥта) — стр. 195
Существительные с суффиксом -ыни — стр. 198

Выводы — стр. 200

Часть третья
ДВУКОРНЕВЫЕ СЛОЖЕНИЯ

О сложных словах— стр. 207
Единичные сложения— стр. 216
1. Сложения без соединительного гласного— стр. 216
2. Сложения с соединительным гласным (и сращения) — стр. 218
Групповые сложения — стр. 223
Выводы— стр. 271
ЗАКЛЮЧЕНИЕ — стр. 286
СОКРАЩЕНИЯ — стр. 295
ИСТОЧНИКИ— стр. 296
БИБЛИОГРАФИЯ— стр. 302
УКАЗАТЕЛЬ ДРЕВНЕБОЛГАРСКИХ СЛОВ— стр. 319


ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая работа посвящена изучению лексики 17 древне- болгарских рукописей X—XI вв. Книжный древнеболгарский язык, древнейший письменно-литературный язык славян, сыграл значительную роль в истории культуры славянских народов и оказал большое влияние на формирование и развитие почти всех славянских литературных языков. Между тем, в отличие от других языковых уровней, словарный состав этого языка все еще остается наименее изученным разделом палеославистики. Вместе с тем следует подчеркнуть, что имеется немало фундаментальных исследований, в которых анализируется словарный состав древних славянских рукописей. Многие из них посвящены проблемам определения лексического состава языка оригиналов первых памятников славянской письменности, созданных в IX в. Кириллом и Мефодием и их учениками, но не дошедших в подлинниках до нашего времени.
В результате таких исследований палеославистика располагает значительным по своему составу собранием лексико-текстологи- ческих дублетов из рукописей различных изводов, но идентичного содержания, восходящих обычно к одному и тому же слову греческого оригинала. При решении этих сложных вопросов древне- болгарские и другие древнейшие славянские рукописи канонического съдержания рассматриваются как сокровищница, как некий конгломерат разрозненных и разновременных языковых фактов, необходимых для реконструкции языка протографа, при этом язык рукописи как отражение определенной языковой системы определенного времени не является непосредственным объектом исследования. Круг вопросов, связанный с восстановлением текстов кирилло-мефодиевского времени, весьма обширен и имеет большое как общефилологическое, так и собственно лингвистическое значение, но направление внимания ученых в одно русло сдерживает изучение лексики древних рукописей в других, не менее существенных аспектах. Ретроспективное исследование древних славянских рукописей в значительной степени заслонило, так сказать, перспективное их изучение, ориентированное на объяснение многих [5] более поздних языковых явлений различных уровней конкретных славянских языков.
Синхронное изучение лексики древнеболгарских рукописей как одного из уровней литературно-письменного болгарского языка X—XI вв., т. е. как определенной лексической системы (а не только как материалов для восстановления словаря первоначальных переводов кирилло-мефодиевского времени) является одной из насущных задач исторической лексикологии болгарского языка и палео- славистики в целом. Исследование, в отличие от традиционных, должно вестись не по замкнутым циклам литературных произведений идентичного содержания (евангелия, апостолы, псалтыри, гомилии, жития и т. п.) в их различных редакциях, а по всем сохранившимся от этого времени рукописям данного языка в их совокупности. При этом изучаться должны не только лексико-текстологические дублеты, а определенные лексико-семантические группы, объединяющие слова общим компонентом значения. Именно в таком плане и задумана настоящая работа.
Задача автора — на основе общей характеристики словарного состава 17 древнеболгарских рукописей и исследования нескольких лексико-семантических групп различных видов — определить направление и особенности ряда существенных лексико-семантических процессов, характерных для древнеболгарского языка X—XI вв.
Непосредственными источниками исследования являются 17 древнеболгарских рукописей, т. е. всех рукописей болгарского языка X—XI вв., дошедших до нашего времени. На протяжении ряда лет автор собирал лексические материалы из этих и многих церковнославянских рукописей других изводов. Образовавшаяся картотека является основой настоящего исследования. Кроме того, автор опирался на написанную им часть рукописи Словаря языка старославянских памятников X—XI вв. (буквы Р — V), в работе над которой учтены материалы картотеки Словаря старославянского языка Чехословацкой академии наук. Автор также широко пользовался имеющимися индексами слов к отдельным рукописям, Словарем старославянского языка Чехословацкой-Академии наук и Словарем Л. Садника и Р. Айтцетмюллера во всех трех его частях. При комментировании отдельных слов использованы данные картотеки Словаря древнерусского языка XI—XIV вв. Института русского языка АН СССР; автор считает своим приятным долгом выразить искреннюю признательность его сотрудникам за предоставленную ему возможность пользоваться этими материалами.
Список принятых условных сокращений языков, терминов, словарей и рукописей, и также часто цитируемых исследований (по фамилии их авторов) дается в Первом приложении к работе. Библиография остальных упоминаемых в работе книг и статей составвляет [6] ее Второе приложение; в тексте работы эти исследования называются в скобках с указанием фамилии автора без инициалов, при этом длинные названия усекаются, римские цифры обозначают тома (части, выпуски), арабские — страницы. Третье приложение содержит алфавитный список анализируемых древнеболгарских слов.
Слова вне цитат из рукописей даются в нормализованном написании, принятом в “Словаре старославянского языка” ЧСАН (см. Uvod, стр. XXXVI—XLIV). При цитировании рукописи сохраняется текст издания. Сравнительно с изданиями рукописей приняты следующие графические упрощения: четыре кириллических и (и, i, ï, i) передаются одной буквой и (кроме цифровых обозначений); два у (оу и 8) — одним оу; два ы (ъi и ы) — одним ы; все диакритические знаки, кроме знака титла, мягкости и паерка, опускаются; надстрочные буквы даются в строке; все виды скобок заменяются круглыми скобками; все виды знаков препинания — точкой. При цитировании евангельского текста указываются все древнеболгарские евангельские рукописи, имеющие данный стих (с указанием имеющихся отклонений). Приводимые для сравнения данные из среднеболгарских и церковнославянских рукописей других изводов отделяются друг от друга и от древнеболгарских точкой с запятой. Тексты Ветхого и Нового завета цитируются с указанием глав и стихов, остальные памятники — с указанием листа и строки рукописи, только Супрасльская рукопись цитируется с указанием страницы и строки издания. Сведения о количестве употреблений слова даются всегда в скобках после названия рукописи через запятую. Указание на место нахождения слова в рукописи от названия последней запятой не отделяется. Так, например, свѣнѥ (Супр, 1) означает, что этот предлог встречается только в этой рукописи и при этом только один раз, но свѣнѥ Супр 1, 15 говорит о том, что данное слово находится в этой рукописи на 15 строке первой страницы издания.
Данная работа непосредственно связана с книгой автора „Лексика старославянского языка. Опыт анализа мотивированных слов по данным древнеболгарских рукописей X—XI вв.” (М., 1977). В одних разделах она является сокращенным вариантом названной книги, в других — развитием и уточнением ее положений. Автор пользуется возможностью выразить свою глубокую признательность ученым, опубликовавшим рецензии на книгу „Лексика старославянского языка”: к. ф. н. Е. Бауэровой (Оломоуц), проф. А. Давидову (Велико Търново), проф. Т. А. Ивановой (Ленинград), покойному проф. А. Милеву (София), проф. Л. Мошин- скому (Гданьск), ст. н. с. АН СССР Т. А. Сумниковой (Москва), проф. Б. А. Успенскому (Москва), проф. Г. Хютль-Фолтер (Вена). [7]
Запись опубликована в рубрике Древнеславянский с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий