Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа cвятителя Алексия

Новый  Завет  господа  нашего  Иисуса  Христа. Труд  святителя  Алексия,   митрополита  Московского  и  всея  Руси  (издание Леонтия,  митрополита  Московского).  М.,  1892

Новый Завет господа нашего Иисуса Христа. Труд святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси. Фототипическое изд. Леонтия, митрополита Московского. Москва, 1892 : [Рец.] /[Г. Воскресенский]. – Сергиев Посад : 2 тип. А.И. Снегиревой, [1893]. – 20 с. ; 23 см. – Библиогр. в примеч.

Настоящая книга не есть только памятникъ, имѣющій важное значеніе для древней русской письменности. Это великая историческая святыня, завѣщанная намъ Русскою исторіей и сохранившаяся до насъ, Божіимъ изволеніемъ, не смотря на страшныя разоренія отъ многократныхъ нашествій враговъ и разрушительнаго дѣйствія огня и меча.

Это — плодъ подвига и снисканія разума великаго всероссійскаго Святителя, который въ заботахъ объ единомысліи въ Русской Православной Церкви приложилъ свое глубокое знаніе греческаго языка кь тому, чтобы дать вѣрующимъ наиболѣе точный переводъ Новаго Завѣта на языкъ общедоступный славяно-русскому міру. Это — трудъ, по достовѣрному преданію, писанный собственною рукой этого великаго Святителя и ученаго мужа XIV столѣтія. Такимъ образомъ не только переводъ, но и самое письмо этого памятника принадлежатъ великому всероссійскому Святителю.

Рукопись эта содержитъ въ себѣ “Четвероевангеліе по порядку евангелистовъ (лл. 3—52), Дѣянія и Посланія Св. Апостоловъ, Апокалипсисъ, порядокъ евангельскихъ и апостольскихъ чтеній (лл. 59—166) и краткій Мѣсяцесловъ (лл. 166—170). Между Четвероевангеліемъ и Дѣяніями Апостольскими помѣщено слово Никона Черногорца о поставленіи властелей (лл. 52 об. — 59.—Л. 54 об., 55, 57 об., 58, 96 об., 97 и 98—чистые). Какъ доказательство достовѣрности преданія о написаніи этой рукописи именно Святителемъ Алексіемъ, прилагается здѣсь собственноручное духовное завѣщаніе Святителя, хранящееся въ Чудовомъ монастырѣ въ одномъ ковчегѣ вмѣстѣ съ рукописью Новаго Завѣта.

Не останавливаясь на особенностяхъ правописанія и грамматическихъ формахъ, коснемся лишь характера этого перевода и значенія его въ исторіи славянскаго библейскаго текста.

Евангелія и Апостолъ, какъ священныя книги, необходимыя при богослуженіи, въ древнѣйшей Руси, отъ начала христіанства обращались во множествѣ списковъ, При этомъ, въ виду богослужебной цѣли, чтенія располагались по недѣлямъ и праздникамъ. Рѣдки были списки, представлявшіе Евангеліе и Апостолъ въ цѣломъ и послѣдовательномъ ихъ составѣ. Кромѣ того, наблюдая надъ ихъ текстомъ, нельзя не замѣтить, что писцы не рѣдко вносили въ древнѣйшіе переводы свои личныя поправки и замѣны тѣхъ или другихъ отдѣльныхъ словъ и выраженій, такъ что ко времены Святителя Алексія Евангельскія и Апостольскія чтенія представляли чрезвычайное разнообразіе списковъ, отражавшихъ въ себѣ много неточностей и ошибокъ. «Вѣроятно это разнообразіе списковъ, не позволявшее въ сомнительныхъ случаяхъ остановиться ни на какомъ чтеніи съ достовѣрностью, и желаніе читать Слово Христово въ переводѣ болѣе удостовѣрительномъ, побудили, по мнѣнію А. В. Горскаго и К. И. Невоструева, Св. Алексія, митрополита всероссійскаго, заняться вновь переложеніемъ съ греческаго всѣхъ книгъ новозавѣтныхъ, въ полномъ видѣ, не по церковнымъ чтеніямъ»[1].

Что же касается характера этого новаго перевода, сдѣланнаго всероссійскимъ Святителемъ, то сравненіе его съ древнѣйшими изводами юго-славянскимъ и русскимъ показываетъ, что, совпадая съ ними въ нѣкоторыхъ выраженіяхъ и отдѣльныхъ словахъ, переводъ Святителя Алексія въ большинствѣ случаевъ представляетъ исправленія древнихъ текстовъ, принятыя въ нынѣшнія печатныя Евангеліе и Апостолъ. Кромѣ того, переводъ этотъ отражаетъ въ себѣ не мало особенностей, коихъ не встрѣчается въ предшествующихъ славянскихъ спискахъ и кои равно не приняты въ нынѣшній печатный Новый Завѣтъ. «Отличительною чертой перевода Св. Алексія, говоритъ проф. Г. А. Воскресенскій, должна быть названа его дословная вѣрность и близость къ греческому тексту по константинопольскимъ спискамъ, которые онъ имѣлъ случай видѣть въ бытность свою въ Царьградѣ»[2].

Относительно историческаго значенія этого  перевода достаточно отмѣтить мнѣніе Филарета, архіепископа Черниговскаго. Онъ говоритъ, что «списокъ Святителя Алексія прежде всѣхъ другихъ славянскихъ списковъ имѣли въ виду, какъ руководство, при исправленіи Новаго Завѣта въ XVII вѣкѣ—Епифаній Славинецкій и его помощники»[3], что видно, скажемъ мы, изъ самаго предисловія къ рукописному Епифаніевскому переводу. Нельзя также не замѣтить, что трудъ Святителя Алексія отразился и на послѣдующихъ исправленіяхъ, о чемъ свидѣтельствуетъ нынѣшній печатный Новый Завѣтъ, усвоившій многія чтенія, впервые принятыя этимъ великимъ ученымъ Святителемъ.

Само собою разумѣется, что всестороннее изученіе этого драгоцѣннаго памятника можетъ быть и должно быть ближайшею задачей исторической науки. Мы же не можемъ не высказать своего благоговѣнія къ памяти Святителя и побужденія къ настоящему изданію.

Еще московскій митрополитъ Платонъ, украсившій сей памятникъ драгоцѣнными камнями и жемчугомъ, начерталъ на немъ: τοῦτο εὐαγγέλιον ὡς τίνα θησαυρὸν δεὶ φυλάττειν. Продолжая сію заботу и выполняя сіе завѣщаніе, мы сочли долгомъ издать этотъ памятникъ фототипически, чтобы распространить обладаніе имъ между людьми вѣры и науки, и вмѣстѣ съ тѣмъ на вѣки сохранить его на тотъ случай, если бы подлинникъ его, въ силу какихъ либо несчастныхъ судебъ, подвергся уничтоженію.

Но болѣе всего подвигнуло насъ къ этому дѣлу предстоящее торжество пятивѣковой памяти преп. Сергія Радонежскаго чудотворца.

Святитель Алексій былъ наставникомъ и другомъ этого чудотворца. Онъ любилъ бесѣдовать съ нимъ въ своей келліи о предметахъ равно дорогихъ ихъ сердцу, относящихся къ судьбамъ не только Русской церкви, но и государства. Въ своей прозорливости Святитель угадывалъ въ душѣ смиреннаго инока глубокія нравственныя движенія и высоко цѣнилъ его нравственные подвиги. Дружба эта была такъ велика, что Святитель умолялъ его занять престолъ митрополіи Московской и всея Руси.

Преподобне отче Сергіе! Благоговѣя предъ величіемъ души Твоей и предъ этой священной дружбой, я, какъ преемникъ по игуменству въ обители Твоей, не нахожу ничего благопристойнѣе для почтенія Твоей исторической памяти, какъ возложить на Твою гробницу этотъ Новый Завѣтъ, переведенный и переписанный собственною рукою великаго всероссійскаго митрополита и Святителя Алексія, Твоего наставника и друга. Пріими отъ меня сіе приношеніе, какъ дань благоговѣнія предъ величіемъ Твоего духа и въ своихъ молитвахъ предъ Престоломъ Божіимъ за Царя, Его Домъ, и Русскую землю помяни и мое недостоинство.

Подпись: Леонтий Митрополит Московский

 


[1] Описаніе славянскихъ рукописей Московской Синодальной Библіотеки, т. I, М. 1855, стр. 290.

[2] Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ, изд. при Св. Синодѣ, за 1889 г., № 6, стр. 143.

[3] Исторія Русской Церкви, т. II, стр. 41 и Обзоръ русской духовной литературы, I, § 70.


Подробнее об истории памятника см. Чудовский Новый Завет.


Скачать djvu: YaDisk  
129 Mb - 150 dpi - 339 с. цветные иллюстрации.
Источник: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1535946
Запись опубликована в рубрике Древнерусские с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.