Гаспаров M.Л. Очерк истории европейского стиха. — М.: Фортуна Лимитед, 2003

Книга представляет собой обзор истории систем стихосложения и основных стихотворных размеров во всех европейских литературах от общеиндоевропейских времен до наших дней. Приводятся  многочисленные стихотворные примеры, сопровождаемые эквиритлическими русскими переводами. Дана подробная библиография.
Для литературоведов, лингвистов, а также для широкого круга читателей, интересующихся поэзией и историей культуры.

Скачать djvu: YaDisk 
2,9 Mb - 300 dpi - 274 с., ч/б текст, текстовый слой, оглавление, страницы -1
Источник: не помню. На сайте Мир книг можно найти pdf

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие    4
I. Вступление    8
§ 1. Стих и системы стихосложения    8
§ 2. Сравнительное стиховедение    11
§ 3. Гипотетический общеиндоевропейский стих    13
II. Славянская и балтийская народная силлабика и тоника    16
§ 4. Балтийская народная силлабика    16
§ 5. Общеславянская и южнославянская речитативная силлабика    19
§ 6. Восточнославянская речитативная тоника    22
§ 7. Славянская песенная силлабика и тоника    28
§ 8. Славянская говорная тоника    31
III. Германская тоника    34
§ 9. Древнегерманская аллитерированная тоника    34
§ 10. Разложение английской и немецкой аллитерированной тоники    37
§ 11. Кельтская аллитерированная силлабика    39
§ 12. Окостенение скандинавской аллитерированнойй тоники    42
IV. Древнегреческая силлабометрика    45
§ 13. От силлабики к квантитативной метрике    45
§ 14. Отступление: индийская силлабометрика    46
§ 15. Эолийская силлабометрика    49
§ 16. Эолийская мелическая строфика    53
§ 17. Хорическая и драматическая строфика    56
V. Греческая и латинская квантитативная метрика    59
§ 18. Квантитативная метрика    59
§ 19. Отступление: сатурнийский стих    61
§ 20. Дактилический гексаметр    63
§ 21. Ямбический триметр    66
§ 22. Трохаический тетраметр    69
§ 23. Дактилический пентаметр и ямбический диметр    70
§ 24. Происхождение квантитативных размеров    73
§ 25. Долготы и ударения в квантитативных размерах    75
VI. Греческая и латинская средневековая силлабика    78
§ 26. Средневековая метрика и ритмика    78
§ 27. От квантитативной метрики к силлабике и силлаботонике    81
§ 28. Появление рифмы    85
§ 29. Судьба диметра и триметра    89
§ 30. Судьба тетраметра    91
§ 31. Греческая антифонная силлабика    95
§ 32. Латинская антифонная силлабика    99
VII. Романская силлабика    102
§ 33. Начало романского стихосложения    102
§ 34. Итальянская силлабика: 11-сложник    104
§ 35. Французская средневековая силлабика: 10-сложник и 8-сложник    107
§ 36. Французская ренессансная силлабика: александрийский стих    111
§ 37. Испанское народное стихосложение    114
§ 38. Испанское книжное стихосложение    117
§ 39. Общие черты романской силлабики    120
§ 40. Романская строфика    123
§ 41. Романские твердые формы    125
§ 42. Вольный стих и белый стих    133
VIII. Становление германской силлаботоники    136
§ 43. Немецкая рифмованная тоника    136
§ 44. Немецкая миннезингерская силлаботоника    138
§ 45. Разложение миннезингерской силлаботоники    143
§ 46. Английская рифмованная тоника    147
§ 47. Силлабо-тоническая реформа в Англии    150
§ 48. Эксперименты Ренессанса с квантитативной метрикой    152
§ 49. Силлабо-тоническая реформа в Голландии    155
§ 50. Силлабо-тоническая реформа в Германии    157
§ 51. Особенности английской и немецкой силлаботоники    162
§ 52. Начало экспансии немецкой силлаботоники    168
IX. Славянская книжная силлабика    170
§ 53. Старославянский молитвословный стих    170
§ 54. Чешская средневековая силлабика    172
§ 55. Польская ренессансная силлабика    175
§ 56. Украинская и белорусская силлабика    180
§ 57. Русская силлабика XVII-XVHI вв    181
§ 58. Силлабо-тоническая реформа в России    183
X. Распространение силлаботоника    188
§ 59. Украинская и белорусская силлаботоника    188
§ 60. Чешская и польская силлаботоника    190
§ 61. Сербохорватская силлабика и силлаботоника    195
§ 62. Болгарская силлабика и силлаботоника    199
§ 63. Новогреческая силлабика и силлаботоника    201
§ 63а. Венгерская, финская, эстонская силлабика, силлаботоника и силлабометрика    202
§ 63б. Еврейская тоника, силлабометрика, силлабика и силлаботоника    207
§ 64. Румынская силлабика и силлаботоника    211
§ 65. Балтийская силлабика и силлаботоника    214
§ 66. Романская силлаботоника    217
XI. Международный свободный стих    220
§ 67. От силлаботоники к тонике    220
§ 68. От точной рифмы к неточной    223
§ 69. Международный свободный стих    225
§ 70. Перспективы дальнейшего развития    230
§ 71. Стихи для слуха и стихи для глаза    232
XII. Заключение    236
§ 72. Выводы    236
Приложение    238
Бибилиография    252
Предметный указатель    261
Именной указатель    264
Оглавление    270
Индоевропейская силлабика (схема)    274


Предисловие

История стиха — важнейшая часть истории поэзии. Читая  стихи, мы никогда не воспринимаем только то, что сказано смыслом их слов — мы всегда ощущаем также и то, что подсказано формой их метра, ритма, рифм, строф. Всякая русская поэма, написанная 4-ст. ямбом, вызывает воспоминания о Пушкине и воспринимается на этом фоне; всякое стихотворение, написанное терцинами (на любом языке и на любую тему), напоминает о «Божественной комедии» Данте.  Каждая стихотворная форма несет на себе многослойные напластования смысловых ассоциаций, накопившихся за годы и века ее  употребления у прежних поэтов; от этого одни размеры кажутся (будто бы сами по себе) высокими и торжественными, а другие — легкими и  игривыми. Чем лучше мы представим себе эту историю стиха, тем полнее мы поймем смысл любого читаемого стихотворения.
Эта история не ограничивается рамками национальных  стихосложений. Все национальные стихосложения народов Европы  развиваются из общих источников, сосуществуют, взаимодействуют, одни и те же стихотворные формы по ходу истории культуры переходят из языка в язык, варьируясь в соответствии с фонологическими  особенностями каждого языка. В любой книге о русском стихе мы прочтем, что важнейший перелом в его истории произвел Ломоносов, когда ввел силлабо-тоническое стихосложение и стал писать ямбом, а образцы его ямбов были немецкие. Обратись к книгам о немецком стихе, мы узнаем, что там такой же перелом на сто лет раньше произвел Опиц, а образцы его ямбов были античные. И наконец, книги об античном стихе (да и то не всякие) скажут, что ямб возник в древнегреческой поэзии, а истоком его были такие-то древнейшие гипотетические индоевропейские стихотворные размеры — предел, до которого  доходит взгляд современной науки.
По истории русского, немецкого, английского, испанского, польского и многих других национальных стихосложений написаны статьи и книги, часто очень содержательные и ценные. По истории европейского стихосложения в целом — той сложной сети  взаимодействий, в которую сплетается развитие национальных  стихосложений,— научной литературы не существует. Можно назвать только  большую статью Дж. Пиги (1965), но она обрывает изложение на пороге новоязычного средневековья и во многих частностях уже устарела. Между тем необходимость такого обобщающего обзора чувствуется все насущнее: его отсутствие начинает уже заметно тормозить и  разработку истории национальных стихосложений. Это и послужило поводом к составлению настоящего «Очерка».
Задача этой книги — свести воедино первые результаты,  достигнутые молодой еще наукой — сравнительным стиховедением. На этом этапе главным было охватить материал вширь: перекинуть мосты между тем, что знают порознь стиховед-славист, стиховед-романист, германист и античник, помочь им найти общий язык в понимании стиховедческих проблем, близких по характеру и разных по  материалу. В центре внимания была взаимосвязь, взаимовлияние,  взаимопорождение стихотворных форм разных языков и литератур. Это совсем не значит, что автор недооценивает национальные корни и специфику каждой. Наоборот, на фоне общих явлений частные явления должны стать лишь заметнее и понятнее, однако это уже тема для будущих книг. Понятно, что при этом изложение требовало неизбежных  ограничений и упрощений. Описывалась преимущественно метрика — системы стихосложений и употребительнейшие размеры; ритмики, рифмы и строфики удавалось касаться лишь в особо важных случаях. Многие проблемы «местного значения», сами по себе интересные, приходилось оставлять без внимания; многие тонкие и сложные  подробности — обходить, представляя вопросы лишь в суммарных,  общезначимых чертах. История одних национальных стихосложений изучена в наше время уже очень обстоятельно, история других только начинает изучаться. Это также сказывалось на выборе того «общего знаменателя», к которому приводились при изложении различные  системы национального стиха. Подробные ссылки на научную  литературу каждого вопроса также были невозможны из-за вынужденной сжатости — отчасти их заменой может служить библиография  (далеко не полная) в конце книги.
Изложение сопровождается примерами — по необходимости краткими. Всюду, где возможно, мы старались сопровождать цитаты из разноязычных стихов русскими эквиритмическими переводами. Думается, что это не только облегчает восприятие для  читателя-неспециалиста, но и помогает привести разнородный материал к тому «общему знаменателю», который необходим. Мы старались  пользоваться существующими стихотворными переводами; если они были недостаточно эквиритмичны, мы позволяли себе вносить в них  нужные изменения, по возможности минимальные,— при таких  переработанных цитатах возле имени переводчика ставилась звездочка (*). Если удовлетворительных переводов не было, приходилось делать их самостоятельно — заботясь прежде всего о наглядности и лишь в малой мере притязая на художественность. Такие переводы  оставлены без подписи. Хотелось бы, чтобы это помогло книге служить еще одной цели. Все мы знакомимся с иноязычной поэзией — хотя бы поначалу — по русским стихотворным переводам; переводы эти сплошь и рядом воспроизводят звучание размеров подлинника не  точно, а лишь условно; эта книга может корректировать восприятие  таких переводов, давая возможность представить, какой размер  подлинника стоит за каким размером перевода.
Охват материала в книге такого рода (и при ограниченном  объеме) не мог быть равномерен. В центре внимания естественно  оказывается стихосложение самых крупных и влиятельных европейских литератур: греческой, латинской, итальянской, французской,  испанской, английской, немецкой. О русском стихосложении говорится лишь конспективно: ему посвящена отдельная наша книга «Очерк истории русского стиха» (М. 1984; дополненное переиздание — М., 2000). О стихе скандинавском, нидерландском, португальском сказано лишь вынужденно бегло; за пределами этой книги остался и стих  индоевропейских языков вне Европы (хеттский, тохарский, армянский,  иранский; лишь для сравнения коротко сказано об индийском). По  некоторым стихосложениям автору этой книги пришлось предпринимать  самостоятельные разыскания (часть этого материала дана в  приложении); по другим — ограничиваться тщательной проверкой  результатов предшествующих исследователей; по третьим (кельтскому,  индийскому и др.) — довольствоваться пересказом существующих в науке взглядов.
Будучи первым опытом общего очерка истории европейского  стиха, эта работа не может быть свободна от ошибок и натяжек. Если их меньше, чем могло бы быть, то это благодаря помощи коллег,  поделившихся с автором своими замечаниями и дополнениями: С. С. Аверинцева, С. И. Гиндина, Ю. Б. Гирдзияускаса, П. А. Гринцера, Л. Б. Ланцмана, Я. П. Курсите, Л. И. Куруча, В. П. Рагойши, Л. И. Сауки, Е. И.  Светличной, О. А. Смирницкой, а особенно Вяч. Вс. Иванова, М. Ю. Лотмана и В. Е. Холшевникова, прочитавших эту работу в рукописи. Всем им автор обязан глубочайшей благодарностью.
Первое издание этой книги вышло в 1989 г. По сравнению с ним это второе издание является значительно исправленным, а в части  иллюстративного материала — также и дополненным. Один параграф (636) печатается впервые. При этой доработке был с благодарностью использован опыт переводов этой книги, появившихся на  итальянском языке (1993) и, с большими улучшениями, на английском языке (1996). Автор безмерно признателен подготовителям этих изданий, положившим на них очень много дорогого труда, — С. Гардзонио, Дж. Смиту, М. Тарлинской и особенно Л. Холфорд-Стривенсу.
Автор надеется, что частные ошибки и натяжки будут  исправлены взыскательными специалистами по различным стихосложениям, а общая картина взаимосвязей и взаимодействий отдельных стихосложений — главный предмет этой книги — будет им полезна в их работах.

Запись опубликована в рубрике Поэтика с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий