Прохоров Г.М. «Некогда не народ, а ныне народ Божий…» Древняя Русь как историко-культурный феномен. — СПб., 2010

Аннотация

В книге рассматривается Древняя Русь как историко-культурное целое на протяжении X—XVII вв. Вырабатывая подход к объекту исследования, автор рассматривает христианское понятие совесть как своего рода вектор, указывающий на Вечность, а также координаты умозрительного пространства, в котором этот вектор помещается. Далее он прослеживает переориентацию общественного сознания в Древней Руси, начиная с момента ее христианизации.  В книге говорится о возникновении славянской  письменности, об усвоении Русью христианской культуры, о ее летописании, о Православном Возрождении ХІѴ-ХѴ вв., столь сильно повлиявищу на возрождение Руси после ее разгрома татаро-монголами и  последующим разделом между Золотой Ордой и Литвой, о древнерусских святых и об их распределении во времени, о социальной теме в древнерусской литературе, эволюции русского миссионерства и о распыленной по всему свету Древней Руси настоящего времени.
Автор книги — доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН,  профессор СПбГУ и СПбДАиС, заслуженный деятель науки Г. М. Прохоров.
Для всех интересующихся историей Русской Церкви и древнерусской культурой.
Скачать djvu: VK  YaDisk 
11,5 Mb - 600 dpi - 320 с., ч/б текст, оглавление
Скачать pdf: VK  YaDisk 
16 Mb - 600 dpi - 320 c., ч/б текст, текстовый слой, оглавление

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление    5
Съвҍсть/совесть, сознание и сознательность    8
Крестообразность времени, или Координаты пассионарности    29
Удержание Вечности-в-настоящем: Подвиг Максима Исповедника    40
Письмо для славян    48
“Дар, что ценнее и больше всего золота, серебра, драгоценных камней и преходящего богатства”    77
Выбор веры Русью: что было бы, если бы    81
Усвоение Русью христианской культуры    83
Прошлое и Вечность в культуре Киевской Руси    93
“Временные лета”: древнерусское летописание как жанр    108
Смещение центра Руси на Север: владимирское летописание в XII в    118
Кризис русского Прошлого-в-настоящем как следствие разгрома и раздела страны    127
Православное Возрождение в Восточной Европе    133
Православное Возрождение Великой Руси    158
Восстановление общерусского Прошлого: “Летописец Великий Русский” и Лаврентьевская летопись    178
Обогащение русской культуры в ХІV-ХV вв.    194
Исихастская келейная литература в Древней Руси: Смещение на Север    205
Святые в истории Древней Руси    215
Социальная тема в литературе Древней Руси    243
Гипертрофия родового Прошлого и трансформации летописания    251
Наступление Будущего    257
Эволюция русского миссионерства    269
Распыленная Древняя Русь    284
Послесловие    304
P.P.S    308
Список сокращений    310


ВСТУПЛЕНИЕ

Крутые повороты время от времени происходят в нашей истории, резко членя ее на периоды совершенно особого состояния страны и ее народа, своеобразные историко-культурные феномены. Отрезки исторического времени такими поворотами заключаются в жесткие рамки отрицания предшествующего. Но, конечно же, они так или иначе связаны с им предшествующими и за ними следующими. Древняя Русь — начальный из этих периодов-феноменов. Определить, в чем ее суть, я думаю, — дело первостепенной важности д ля осмысления всего последующего хода нашей истории вплоть до того момента, где мы сейчас в ней находимся.

Каковы границы Древней Руси во времени и пространстве? Говоря «Древняя Русь», иногда имеют в виду Русь Киевскую, иногда и Московскую. Но с историко-культурной точки зрения вся допетровская, по крайней мере дореформенная, дониконовская, Русь едина. Конец ее как целого как будто очевиден: это конец Московского царства, обращение страны в Империю. С реформами патриарха Никона и царя Алексея Михайловича, а затем императора Петра I Древняя Русь перестала существовать во времени и пространстве как некое целое. Но вовсе она не исчезла: она распылилась и по своей родной стране, и по всему земному шару, в каковом распыленном виде существует живой и по сей день.

А где же ее, Древней Руси, начало? Ясно, что до крещения страны при князе Владимире Руси как историко-культурного феномена, предполагающего наличие народа со своей культурой, не существовало. Не было, прежде всего, самого русского народа; страну заселял пестрый конгломерат славянских, финских, прибалтийских, тюркских— по большей части славянских — племен, находившихся под властью княжеского рода Русь. На протяжении примерно века после крещения племенные самоназвания из наших источников постепенно исчезают, и,6 Д ревняя Русь как историко-культурный феноменстало быть, все эти поляне, древляне, радимичи, вятичи, северяне, кривичи, новгородские словене, полочане, бужане-волыняне, чудь, меря, весь, мурома, дулебы, толковины, бродники и прочие исчезают — не физически, но внутренне, духовно, — сплавляясь в единый русьский народ.

Какими же пространственно-временными средствами достигалось чудо рождения нового народа? — Средствами культуры.

Есть на земле громадное эстетико-смысловое пространство, созданное средствами культуры, в пределах которого люди понимают музыку друг друга, словесность, живопись и даже архитектуру, а за его пределами практически не понимают ни того, ни другого, ни третьего… — Если только не занимаются этим профессионально. Это громадное пространство порождено на земле христианством. Нам доступна средневековая и классическая музыка католических и протестантских стран, даже «спиричуэлсы» американских негров-христиан, но недоступна индийская, китайская, японская, турецкая, а также негров-язычников. Дело, по-видимому, в том, что все наши — в этом пространстве произросшие и расцветшие — искусства имеют корнем Словоцентрический церковный ансамбль искусств, возникший следом за появлением на земле христианства. Уже в эпоху катакомб Слово было любовно окружено прекрасными искусствами: искусством письма, искусством чтения и пения текстов, искусством художественной иллюстрации написанного и искусством архитектуры — пространственного вмещения Слова с его интонацией и его иллюстрацией. С расширением христианской экумены- вселенной, с распространением Церкви по миру, из этого вобравшего мастерство артистов Римской империи ансамбля, как из светоносной точки «Вечности-в-настоящем», прекрасные искусства «радиировали» во «временные лета», — сначала по Римской империи, а затем и за ее пределами, в разное время в разных странах, создавая там национальные культуры, но при этом и — единое эстетико-смысловое пространство, о котором идет речь. С принятием христианства в это пространство вступила Русь. Она остается там по сию пору, каким бы изменениям ни подвергалась за тысячу лет своей жизни. Стараясь рассмотреть Древнюю Русь как историко-культурный феномен, мы должны начать с самого этого «пространства», с основных его характеристик как смыслового поля и с того, как мы в это поле попали, а затем будем стараться понять ход изменений нашей в нем духовной жизни, — лишь изредка задерживая внимание на отдельных лицах, явлениях и произведениях, — в той мере, в какой это будет помогать нам увидеть интересующий нас феномен в его динамике и в целом.

Одним из важнейших — едва ли не самым важным — из участников Словоцентрического ансамбля искусств, т. е. из средств культуры, создавшей Русь, является язык. Прежде всего, с христианизацией кровнородственных общин, с возникновением феномена, о котором мы говорим, к старым словам славянского языка с переводными текстами добавлялась масса новых, в числе которых — слово съвҍсть/ совесть — калька греческого новозаветного συνείδεσις (что в латинском переводе — conscientia). Сравнительно недавно появилось в русском языке родственное ему слово сознание, а затем от него — сознательность. Уделим же внимание прежде всего этим важным словам-понятиям, — с целью найти необходимый для нашего рассмотрения Древней Руси инструмент- индикатор-вектор — указатель общественных духовных устремлений.*{Работа выполнения ПРИ Финансовой поддержке гранта РГНФ 06-04-00272а}
Запись опубликована в рубрике Древнеславянский с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий