Матхаузерова С. Древнерусские теории искусства слова. Praha, 1976

Рец.: Ковтун Л. С., Колесов В. В. Новый труд о древних теориях искусства слова на Руси // ТОДРЛ. Л., 1983. Т. 37. С. 391—400. Мончева Л. // Език и литература. 1984. № 4. С. 115—118. Панченко А. М. История и теория // Рус. лит. 1981. № 3. С. 203—208. Моисеева Г. Н. // Byzantinoslavica. 1981. Т. 42, N 1. S. 68—70.

Скачать djvu: YaDisk 
3,8 Mb - 300 dpi - 145 с., ч/б текст,  оглавление
Скачать pdf: YaDisk 
6,2 Mb - 300 dpi - 145 с., ч/б текст,  текстовый слой, оглавление

Оглавление

  • Введение — стр. 7
  • I. Поляризация эстетических взглядов в русской культуре 17-ого века — стр. 13
  • II. Теория перевода — стр. 25
    • Вступление — стр. 27
    • 1. Открытая теория перевода — стр. 29
    • 2. Вольный перевод — стр. 37
    • 3. Теория перевода “от слова до слова” — стр. 38
    • 4. Грамматическая теория перевода — стр. 45
    • 5. Синтетическая теория перевода — стр. 50
  • III. Теория стиха — стр. 57
    • 1. Стихи и поэзия — стр. 59
    • 2. Народно-песенный стих — стр. 65
    • 3. Древнеславянский стих — стр. 75
    • 4. Стих и переводная литература — стр. 79
    • 5. Теория “плетения словес” — стр. 85
    • 6. Грамматическая концепция стиха — стр. 91
    • 7. Эстетическая концепция стиха — стр. 100
  • IV. Теория времени — стр. 107
    • 1. Время
    • 2. Временные отношения и жанр — стр. 123
  • Резюме — стр. 131
  • Resume — стр. 135
  • Библиография — стр. 138
  • Список сокращений — стр. 142
  • Список имен — стр. 143

Введение

Древнерусская литература богата памятниками высокой художественной ценности. Способность древнерусской литературы активно откликаться на события исторического и общественного значения, касающиеся общенародных интересов, а также прогрессивных интересов классовых, свидетельствует об ее активности и высокой ответственности перед обществом. Здесь было свое эстетическое понятие прекрасного, связанное с понятиями добра, прогресса, героизма, патриотизма, гуманизма. Идейно-эстетическое содержание памятников определялось действительностью, развивающейся под влиянием закономерностей общественного характера.

Художественность древнерусских памятников связана с рано выработавшейся традицией литературного изображения, художественного языка, стилей, системы жанров, основного запаса образов. Уже для одного из первых древнерусских памятников, Слова о законе и благодати митрополита Илариона, характерна актуальность темы и стилистическое богатство. Насущность тем и стилистическая разновидность выразились в древнерусских исторических эпосах, в Слове о полку Игореве и в Задонщине.

Каким образом передавались эстетические традиции? Усваивались они стихийно, непосредственно чтением художественных памятников, или сознательно, посредством подобранных правил? Был художественный процесс простым использованием уже выработанных средств, или сознательной творческой обработкой осознанных литературных теорий? Какими теориями располагала древнерусская литература и как они развивались? Эти вопросы появились у нас в процессе подготовки текстов для хрестоматии по древней русской литературе. Обзор древнерусского теоретического мышления представляется необходимым дополнением художественных текстов древнерусской литературы. Ведь интерес к теории засвидетельствован уже в самых ранних памятниках. Нас интересует, как развивались теории письменности на протяжении всей древнерусской литературы.

Что вообще можно назвать теорией? Теория — форма достоверного научного знания о некоторой совокупности объектов, представляющая собой систему взаимосвязанных утверждений и доказательств и содержащая методы объяснения и предсказания явлений данной предметной области. В этом смысле теория противопоставляется эмпирическому знанию… Теория отличается от других форм знания тем, что в ней возможен переход от одного утверждения к другому без непосредственного обращения к чувственному опыту; в этом, в частности, коренится источник предсказательной силы теории.(1)

В каком виде существовала теория письменности в древнерусской литературе? Определенной формой теоретического обобщения можно считать то, что называется преемственностью литературы. В Слове о полку Игореве имеется сознание теоретических обобщений творческого процесса предыдущей эпической традиции. Автор Слова о полку Игореве, размышляя о способе своего повествования, приводит образную характеристику творческого метода вещего Бояна: Не лепо ли ны бяшетъ, братие, начяти старыми словесы трудныхъ повестий о пълку Игореве, Игоря Святославича? Начати же ся тъй песни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню.(2)

В подтексте образного стиля чувствуется знание специфической закономерности поэтического изображения исторически важных событий из жизни народа. Автор Задонщины продолжает традицию Слова, автор Азовской поэтической повести также не может не использовать творческий опыт эпических произведений. До того сильно действовало обобщение, имеющее образный характер и метафорическое оформление.

Более того в самых ранних списках древнерусской редакции имеются уже примеры литературной теории в самом узком значении этого слова. В Изборнике Святослава 1073 г. имеются извлечения из теоретического произведения византийского писателя 9-го века Георгия Херобоска(3) О образех(4), где объясняются основные понятия иносказания (инословия) и метафоры (превода), т. е. символического значения слов.

Изборник Святослава 1076 г. содержит кроме других поучений Слово некоего калугера о чьтьи книгъ.(5) Оно призывает к чтению и дает также поучение о символическом значении написанного текста: Красота воину оружие и корабпу ветрила, тако и праведнику почитание книжное… Открый бо, рече, очи мои, да разумею чюдеса отъ закона твоего… (6)

Специфические теоретические произведения, излагающие систематически литературные теории, не дошли до нашего времени. Однако сборники, в которых помещались статьи поучительного и теоретического характера, были распространенным жанром в древней Руси. Имеющиеся в них теории оказывапи свое влияние на подлинно сознательное преобразование художественной литературы. Нам кажется целесообразным ориентироваться как раз на эти сборники. <…>


2) Н. К. Гудзий. Хрестоматия по древней русской литературе, М. 1973, 63. 3) Георгий Херобоскос является автором произведений О просодии, Изложение к метрическому пособию Гефаистиона и О поэтических тропах. Отрывок приводит Н. К. Гудзий в Хрестоматии по древней русской литературе, 33—34. 4) Ср. Изборник Святослава 1073 года по изданию Общества любителей древней письменности, СПб 1880. 5) Ср. Изборник 1076 года, М. 1965, л. 1—4. Отрывок напечатан в Хрестоматии Н. К. Гудзия на стр. 34—35. 6) Ср. Н. К. Гудзий, Хрестоматия, 34.


<…>

Исследование теорий и их развития в древнерусской литературе не стало еще до сих пор предметом специфического изучения. Попытаемся внести свою скромную долю в решение этого вопроса, опираясь на теории, которые были высказаны в древнерусской письменности. Настоящая работа является не теорией древнерусской литературы, а обобщением теорий в древнерусской литературе.

Запись опубликована в рубрике Древнеславянский с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий