2. Наставления старца о молитве

Старец Нектарий часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. "Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал отец Нектарий. — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно ее принять. Если нам крайне что-то необходимо, тогда следует два-три раза помолиться и за исполнение просьбы благодарить Бога. Иногда через год Господь исполняет прошение. Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!"

"Все испрашивается молитвой, — повторял Старец. — Вы еще только подходите к первой ступеньке, не поднимаетесь, а только подходите. А еще надо пройти сквозь дверь, и никакими усилиями невозможно в нее войти, если не будет милости Божией, а потому первым делом надо просить: "Милосердия двери, Господи, отверзи ми!" "Когда будешь скорбен и уныл и найдет на тебя искушение тяжкое, ты только одно тверди: "Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего!" "Во всякое время, что бы вы ни делали: сидите ли, идете ли, работаете ли, читайте с сердцем: "Господи, помилуй!" Когда будут скорби и вы будете не в силах перенести их, тогда от всего сердца обратитесь к Господу, Матери Божией, Святителю Николаю, святому, имя которого носите, и скорбь облегчится".

При разных неудачах советовал говорить: "Господи, верю, что терплю должное и получаю то, что я заслужил. Но Ты, Господи, по милосердию Твоему, прости и помилуй меня", — и так повторять, пока не почувствуешь мир в душе".

"Есть люди, — заметил отец Нектарий, — которые никогда не обращаются к Богу, не молятся. И вдруг случается с ними в душе тоскливость, в голове мятежность, в сердце грусть. И чувствует человек, что в этом бедственном положении ему другой человек не поможет — он его выслушает, но бедствия его не поймет. И тогда человек обращается к Богу и с глубоким вздохом говорит: "Господи, помилуй!" И Господь слышит, но сначала человек чуть-чуть ощущает благодать, а потом все больше и больше, и получает облегчение".

В другой раз наставлял: "Положение Иова — закон для каждого человека. Пока богат, знатен, в благополучии, Бог не откликается. Когда человек на гноище, всеми отверженный, тогда являетсяи Сам беседует с человеком, а человектолько слушает и взывает: "Господи, помилуй!"

"Казалось бы, нам в молитве довольно один раз сказать: "Господи, помилуй", а мы говорим и три, и двенадцать, и сорок раз. Это за тех страдальцев, которые даже не могут вымолвить: "Господи, помилуй". Вот Церковь за них и молится", — разъяснял отец Нектарий.

Одна женщина сказала:

— Батюшка, очень раздражаюсь. А он ответил:

— Как найдет на тебя раздражение, тверди только: "Господи, помилуй". Молитвой всякая скверна очищается.

На вопрос своей духовной дочери, как молиться, Старец положил медленно крестное знамение на себя, низко поклонился, коснулся правой рукой земли и сказал: "Молись так. Молись телесно, и Господь пошлет Свою благодать в помощь тебе. Молись, чтобы Господь воцарился в сердце твоем, тогда преисполнится оно великим ликованием и радостью, и никакая печаль не в силах будет потревожить его". Однажды посоветовал: "Молитесь просто: "Господи, даруй мне благодать Твою!" На вас идет туча скорбей, а вы молитесь: "Господи, даруй мне благодать Твою!" И Господь пронесет мимо вас грозу".

Как-то старик-извозчик Тимофей упал перед Батюшкой на колени, лицо его преобразилось верой, умилением и надеждой: "Батюшка, чтобы ваш теплый луч прогрел мою хладную душу, чтобы она пламенела к горнему пути..." После этой мудреной фразы он просто сказал: "Батюшка, у меня слез нет". А Старец с чудесной улыбкой наклонился к нему и ответил: "Ничего, у тебя душа плачет, а такие слезы гораздо драгоценнее телесных".

Одна из посетительниц попросила Старца дать ей молитвенное правило, узнав, что другим он назначает. В ответ Старец рассказал поучительную историю: "Спаситель взял Себе учеников из простых, безграмотных людей. Позвал их, они бросили все и пошли за Ним. Он не дал им никакого молитвенного правила — дал им полную свободу — льготу, как детям. А Сам Спаситель, как кончал проповедовать, уединялся в пустынное место и молился. Он Своих учеников звал, а к Иоанну Крестителю ученики приходили по своему желанию — Креститель не звал их, а они приходили. Какое давал он им правило, осталось прикровенным, но молиться он их учил. И вот, когда ученики Иоанновы пришли к Спасителю, они рассказали апостолам, что они молятся, а те и спохватились — вот ученики Иоанновы молятся, а нам добрый Учитель наш ни полслова не сказал о молитве. И так серьезно к Нему подступили, как бы с укором — что вот ученики Иоанновы молятся, а мы нет. А если бы ученики Иоанновы им не сказали, они бы и не подумали об этом. А Спаситель им так: "Отче наш". А другой молитвы не дал".

В другой раз Старец говорил: "Многословие вредно в молитве, как Апостол сказал: "Главное — любовь и усердие к Богу" (см. 1Пет.4, 8-11). Затем он добавил, что лучше прочесть одну молитву в день со вниманием, в другой — другую, чем обе сразу и без внимания. Это не значит, что Старец ограничивал молитвословие или ежедневное правило одной молитвой. Он говорил о мере новоначальных, которые имели силу сосредоточиться пока только на одной молитве, а другие читали рассеянно.

Некоторым Батюшка давал такое молитвенное правило: тридцать раз — "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного"; десять раз — "Пресвятая Владычице моя Богородице, спаси мя"; десять раз — "Святый Ангеле Божий, моли Бога о мне"; десять раз — "Вси святии, молите Бога о мне". И добавлял при этом: "Как скажешь: "Вси святии, молите Бога о мне", так все святые воскликнут на небе: "Господи, помилуй!"— и будет тебе приобретение".

Строго заповедал своим ученикам никогда самостоятельно не заниматься Иисусовой молитвой, говорил о ней: "Знай, что сначала тебе будет очень трудно и тяжело, ведь надо войти в свою душу, а там такой мрак тебя встретит, и только потом, не скоро, забрезжит свет, и надо ждать и принять много скорбей". Монахиню Таисию Старец обучил Иисусовой молитве так, что она стала совершаться сама, без принуждения.

Отец Нектарий часто говорил о великой силе церковной молитвы, богослужения: "Не надо требовать или искать чудес на земле, у нас есть чудо — Божественная Литургия".

Когда одна духовная дочь Старца на время отошла от него, уехала, ее подруга сказала Батюшке:

— Она так одинока.

— А что она, причащается? — спросил он.

— Да.

— Тогда она не одинока.

При подготовке духовных чад к Причастию Старец особенно строго требовал, чтобы было прочитано все правило перед Святым Причащением. Рассказывал, как ему явился после смерти один оптинский иеромонах и сказал, что он избавлен от мытарств, так как всегда совершал Литургию в мире со всеми и вычитывал все положенное правило.

"Но главное правило, — учил старец Нектарий, — это любовь и мир. Вот и вы, — обратился он к Сергею Сидорову, — запомните завет батюшки отца Моисея, великого основателя нашей обители: "Люби всех и не смей быть во вражде, когда готовишься приступить ко Святому Таинству, а то причастишься как Иуда". Часто наставлял: "Когда готовитесь к Причастию, поменьше словесности и побольше молитвенности. — И добавлял: — Сила молитвы не в многословии, а в искренности молитвенного вздоха".

После Святого Причащения Старец советовал не торопиться на какие-либо дела, а "дать себе льготу до половины дня, почитать Священное Писание, пребывать в молитве и благодарении Господа". Старец не раз напоминал духовным чадам своим благодарить Господа за все благодеяния Его. Как пример искренней благодарности приводил историю о преподобном Елеазаре из Анзерского скита: "Вышел он как-то раз ночью на крыльцо своей келлии, глянул на красоту и безмолвие окружающей Анзерский скит природы, озаренной дивным светом северного сияния, умилился до слез, и вырвался у него из растворенного Божественной любовью сердца молитвенный вздох: "О Господи, что за красота создания Твоего! И чем мне и как, червю презренному, благодарить Тебя за все Твои великие и богатые ко мне милости?"

И от силы молитвенного вздоха преподобного разверзлись небеса, и духовному его взору явились сонмы светоносных сил бесплотных и пели они великое славословие ангельское: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. И голос незримый поведал преподобному: "Этими словами и ты, Елеазар, благодари твоего Творца и Создателя".

Порой отец Нектарий говорил со вздохом: "Теперешнее поколение перестало благодарить Господа, и вот оскудение во всем..."

По воспоминаниям духовных чад Старца, молился он с детской верой и простотой, порой простирая к образам руки. Когда старец Нектарий читал "Отче наш", поражала легкость, простота в тоне, чувствовалось, что Господь тут, совсем рядом с Батюшкой и Старец к Нему обращается.