ИМЕЕТ ЛИ ВЕС ОТПЕВАНИЕ?

Для назидания приведем аналогию. Представьте себе, уважаемый читатель, любитель водить машину купил себе права. Он теперь рад, что может водить машину и передвигаться на личном транспорте. Но ведь всякому известно, что права не спасают от нарушения и тяжелых последствий. Работники ГАИ обязательно заметят неправомочность такого владельца прав, ибо они хорошо различают профессиональное вождение от неграмотного. Они, как умелые дирижеры, своей палочкой покажут ноту бекар, повелевая остановиться. Мало того, дадут штраф. А ведь кто гарантирует, что не произойдет катастрофы так часто случающейся в дорожных рейсах, и нередко заканчивающейся трагически.

В отпевании люди, прошедшие в земной жизни духовную стажировку по обучению знаниям Закона Бо-жиего и применению их в личной практике, получают как бы права, без которых ни кого не принимают в вечные кровы. В отпевании возносят молитвы о новопреставленном, прощают ему грехи во имя Господа Иисуса Христа, вкладывают молитву в руку, предают земле и хоронят.

Если человек, живя на земле, не изучал Церковную жизнь, не касался учения Ея и не проходил практически, т. е. не исполнял на практике накопленных знаний, не жил по Евангелию, не пользовался Святыми Таинствами, не соборовался, особенно перед смертью, в Церковь не ходил, воскресных дней не чтил, постами пренебрегал — одним словом, не жил согласно требований Крещения — то что даст отпевание и та молитва, которую читаем и даем в руку почившего? Он не верил в Бога и не творил добрые дела согласно Веры. И эта несостоятельность сразу обнаружится после смерти. Тело хоронится, а душа то БЕЗСМЕРТНАЯ идет на воздушные мытарства, где ее встречает тоже своеобразное "ГАИ", которое проверяет все недочеты земной жизни, все ошибки, дела, мысли, желания и найдя плохое, не допускает душу идти вперед до радостного Рая. Когда человек не угождает Богу, живя на земле, бесы — работники воздушного "ГАИ" — уже на земле приобретают великую власть над ним. Вот пример подтверждающий эту истину.

Однажды святой Андрей, идя по городу Царьгра-ду, увидел, что навстречу ему несут мертвого. Умерший был весьма богат; множество народа шло за гробом его со свечами; клирики пели над ним обычные при погребении песни церковные, и слышен был великий плач его родных. Святой остановился и стал смотреть. И вот прозорливыми очами видит он множество черных эфиопов (т.е. духов тьмы, бесов, принявших их образ), идущих перед гробом и громко кричащих: "Горе ему, горе ему!". В руках своих они держали мехи и сыпали пепел на народ, шедший около мертвеца; прочие же бесы плясали и смеялись безстыд-но, другие лаяли как псы, а иные ворчали, как свиньи некоторые кропили мертвеца злосмрадной жидкостью. Воззрев же снова, видит блаженный, что один из князей бесовских, имевший глаза огненные, держал в руке своей серу и смолу и шел ко гробу мертвеца, намереваясь сжечь тело его. После же всех шел за гробом Ангел в образе красивого юноши, одержимый печалью и плакавший горькими слезами. Когда он поравнялся со св. Андреем, блаженный подошел к нему и спросил: "Скажи, ради Бога, какая причина твоего плача? Я никогда не видал, чтобы кто-нибудь плакал об умершем так, как ты". И сказал ему Ангел: "Причина моего плача та, что я был приставлен к тому мертвецу, которого ты видишь и которого взял к себе диавол, — это и есть причина моего плача и скорби". Святой сказал: "Молю тебя, Ангел Божий, поведай мне, каковы были грехи его, ради которых диавол взял его в свои руки?". Ангел отвечал: "Этот человек был в чести у царя, но был весьма грешен и жесток в жизни своей, — когда пришла на него жатва, смерть застала его непокаявшегося и имевшего безчисленные грехи, а потому и взяли душу его бесы, а с каким поруганием скверное тело его было провожаемо от злых духов, ты сам видел; потому я сокрушаюсь и плачу, что хранимый мною стал ныне в смех демонам". После сих слов Ангел скрылся.

Шедшие в это время по улице, на которой Андрей беседовал с Ангелом, видя его одного, стоящего и беседующего, Ангела же не видя, будучи недостойны сего, говорили друг другу: "Смотрите на юродивого, как он глумится и безсмысленно разговаривает со стеной", — при этом толкали его и отгоняли. Блаженный молча отошел и, придя в сокровенное место, горько плакал о погибели человека. (Житие св. Андрея Юродивого. Четьи-Минеи, 2 октября).

Не может ли получиться и с нами такой истории. Все мы с вами крещены, это уж от нас не отнять, но жизни христианской, достойной Бога — нет. Не стали считать нужным и обязательным ходить в храм, согласно Заповеди Божией: "В шесть дней сделай вся дела твоя, а седьмой день Господу Богу твоему". Исповеди не принимаем, дома не молимся, причащаться не стали Святых Тайн, постов не соблюдаем. Одним словом, стали отходить от традиций отцов наших. И к умирающему даже не вызываем священника, а если и да, то только когда больной потеряет рассудок, а таких, Устава ради Церковного, причащать нельзя. Надо призывать когда он в своем уме и пособоровать его, и поисповедо-вать, и причастить Святых Тайн Христовых, примирить человека с Богом и, всесторонне приготовив, отправить в последний путь. А такое холодное отношение к Богу и Церкви — погрешительно. Надо готовить себя к вечности, потому что как пропадает роса при появлении солнца, так все удовольствия пропадают при смерти, не оставляя даже малейшего намека на прошлые радости!

Свято-Троицкий Кафедральный Собор г. Пскова

Умирает ближний и бежим к батюшке. Просим и трясем его: "Или у тела, или заочно надо отпеть". Правда, такая просьба сродников уважительна: жаль же хоронить человека как животное. Поэтому, в силу необходимости, скрепя сердце, отпеваем. А ведь человек не бывал и разу в Церкви. Где же, дорогие сродники, его жизнь от крещения до смерти? Вот внимательно послушай, возлюбленный, что читают в каноне при отпевании. Батюшка усердно молится Богу, говоря: "Упокой, Господи, душу усопшаго вернаго раба Твоего". Но как можно назвать верным неверного? А по 6-й песни канона поется хором: "Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная". Тут Церковь как бы совершает малую канонизацию, сопричисляя к лику святых. И тут несогласие! При отпевании читаем молитву разрешительную и, прочитав, со свечкой вкладываем в левую руку, веруя, что при всеобщем воскресении свечечка зажжется и все будем, если достойны, встречать грядущего Христа — Судию живых и мертвых. А правая рука остается не занятой, помня что при востании от гробов своих, при виде мирового чуда, от восторга и неизъяснимой радости, перекрестимся.

Видите как необходимо и спасительно веровать во Святую Животворящую Троицу! И вот тогда мы убедимся как безценно наше упование, а еще драгоценнее спасение в вечности, радости и ликования в невечернем ДНИ ЦАРСТВИЯ ХРИСТОВА, но а неверующие остро ощутят свою ошибку, свое неверие. Поэтому — отпевание — это последний на земле праздник для новопреставленного, сугубая просьба пред Богом о прощении грехов. Отпевания достоин тот, кто любил Храм Божий, посещал службы, ставил свечи, дома молился, был милостивым и сострадательным, соблюдал посты, исполнял и сохранял Заповеди Божий. Одним словом, кто был благочестив и добродетелен. Да притом отпеванием и не купишь себе спасения и Бога не умилостивишь. Чтобы сподобиться отпевания, надо жить по-христиански, а не по язычески. Всю жизнь должно быть в полном смысле слова христианином.

Надо помнить, раз мы крещенные, что и жизнь надо вести согласно требований Крещения. В противном случае с нами произойдёт тоже, что сказано выше о мертвеце. Будем тогда сожалеть о времени проведенном впустую, ценить благочестие, будем сетовать и просить одну минуту на примирение с Богом, но никто нам ее не даст. Будет уже поздно. А достойных при отпевании передает Церковь земная Церкви Небесной, вручая усопшему при этом права на право пользоваться вечными благами, заслуг и милосердия ради Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.