О СЛОВЕ: "ЗАКАЗНОЕ УБИЙСТВО"

В средствах массовой информации изредка можно прочитать или увидеть по телевидению слово "Заказное убийство!" Из каких соображений это слово образовалось от совершившегося дела — нас не интересует. Кто виноват в деле, тот и в ответе — этого нам знать не дано, да и зачем? Так как наша вечная жизнь будет зависеть всецело от дел наших, сделанных нами на земле, то пусть все люди знают, что дела никогда не пропадают, а сохраняются нашей совестью, и создают ужасное состояние в нашей душе — томление, богооставленность, муки, угрызения. Адские боли наполняют весь состав человека и не дают ни на минуту покоя. Вот сему пример: Священное Предание сохраняет уникальный пример бывший в одном монастыре. Однажды в один монастырь пришел разбойник, сделавший много зла людям, и говорит игумену: "Отче, возьми меня в монастырь, желает душа моя покаяния". Пожив немного, он просил игумена облечь его в монашеские одежды, ибо желал быть добрым и выносливым. Игумен исполнил просьбу разбойника, видя в нем искреннее послушание и жизнь по Богу.

Св. вмч. Георгий Победоносец

Прошло не менее девяти лет такой мирной и счастливой жизни. Без видимых страданий и внутренних бурь провел это время теперешний монах, бывший некогда разбойником. Жизнь в послушании и молитве соделала из него подвижника в полном смысле этого слова. Но вот приходит он однажды к игумену и говорит ему:
— Отче, отдай мне мои мирские одежды, а свои, монашеские, забери.
— Почто, чадо, раскаялся в монашеских обетах, зачем забыл обещание, данное при постриге, — служить Богу верой и правдой в постнической жизне? — с горечью вопросил его игумен.
— Я давал обещание это, чтобы сохранять до гроба, поверь мне, отче святый. Все мне у вас в монастыре по сердцу: и вы, отче, и жизнь монашеская, и сам монастырь. Но есть у меня одна боль, о которой ранее не мог тебе сказать. А теперь нет моих сил. Меня безпокоит один младенец, которого я убил потехи ради. А теперь, когда иду я на исповедь, он предо мною стоит и говорит: "Зачем ты меня убил?". Иду в трапезную, сажусь за стол, а он предо мною и опять говорит: "Зачем ты меня убил?". Иду причащаться Тела и Крови Христовых, а он опять предо мной с прежними словами: "Зачем ты меня убил?". И вот, отче, нет более моих сил, я вынужден так поступить: оденусь в мирские одежды и пойду туда, на то место, где я убил этого малютку, и буду ждать, чтобы чужая рука меня тоже убила!

Трудно представить глубину внутренних терзаний и страданий этого человека. Да, действительно, вопрос жертвы к своему убийце: "Зачем ты меня убил?" будет неизбежным вопросом всякому посягнувшему на чужую жизнь, если не в сем веке, то в будущем обязательно. Иуда получил 30 сребреников за Христа. Нынешние иуды-палачи получают тысячи долларов за заказное убийство человека. Но что эти деньги — они исчезают, как иней при появлении солнца, а омерзительный грех убийства не пропадает во веки! Каин, убивший своего брата Авеля, был наказан Богом на всю жизнь земную. И все последующие поколения людей запомнили его как первого убийцу в человеческом роде. Как и этого первого преступника, и всех последующих Праведный Господь не оставит без наказания. Суровое возмездие постигнет всех убийц, и особенно, так называемых, заказных — самых смрадных и омерзительных злодеев на земле, сделавших убийство своим ремеслом, источником личного обогащения и красивой жизни.

Пусть не обольщаются тем, что кто-то из них (большинство все-таки получают по заслугам уже здесь на земле) избегает до поры гнева Божия. Сего не минует никто! Бог милосерд, но и правосуден и неминуемо воздаст каждому по делам его!

1998 г.