О формате djvu

Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя. Поучения старца Фаддея Витовницкого

вернуться

Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя. Поучения старца Фаддея Витовницкого / Пер. с серб. А. Логинова — Минск: Издательство Дмитрия Харченко, 2012


О цели жизни

  Прошу меня простить, если, иногда, во время этой вечерней беседы, я отойду от темы*{* Здесь и далее — разговорная речь автора. Примеч. ред.} Вы сами видите, какова наша жизнь здесь на земном шаре. Мы, христиане, желаем спасения, как себе, так и своим ближним, и стремимся к совершенству. Те, кто не религиозен, желают достичь со­вершенства в материальной сфере жизни.

С ранней своей молодости отправился я послужить Господу. У меня было слабое здоровье, и я думал, что остаток своей жизни проведу так, как того требует Го­сподь. Слава Богу, что Он с самого начала меня направил к этим труженикам, рус­ским монахам, в монастырь Мильково. В монастыре, в большинстве своем, жили русские монахи, эмигранты, а среди них можно было встретить святых людей; а так как я был еще ребенком, то все, что мне говорили, я принимал.

Всю жизнь меня мучила мысль о цели этой жизни, я задавал себе во­прос, для чего нужна эта жизнь. То, что человек трудится, чтобы достигнуть материального богатства, чтобы есть и пить — неужели это все, что необходимо человеку? Слава Богу, в житии Святого Серафима Саровского говорится, что цель нашей жизни — возвращение в объятия к своему Отцу Небесному, чтобы мы, люди на земле, были как Ангелы на небе, руководимые Духом Святым. Так как мы дети падших родителей, нам на­много легче свернуть с истинного пути, нежели отречься от многих негативных навыков, которые мы в течение жизни приобрели в семейном кругу. Хотя мы и подобия наших родителей, которые не были совершенны и не были способны дать нам то, что есть лучшее, но напротив, сначала от родителей, а затем позднее в течение жизни, мы видели много неправ­ды и пережили многие скорби сердца. Всё же все мы тяготеем к совершенству и все желаем открыть, что является целью этой жизни. Мы это открываем постепенно, как говорят Святые Отцы: «Вера в нас растет постепенно». Один из Святых От­цов и сам говорит: «Вера, которую я имел в молодости, в сравнении с моей верой сейчас, когда я нахожусь в преклонных летах, была просто неверием». Наша вера постоянно возрастает, и когда она укре­пится в Господе, она сильна и мощна. В мире сейчас много всякого происходит. Много мы слышали о протестантах. Они отпали от западной церкви, а с Восточной Церковью не соединились и ввели в свою веру много всяких новшеств. Протестан­ты трудятся и молятся, развили такое ин­тенсивное миссионерство, даже сильнее, чем католическая церковь, но они не осознают и не знают, что находятся под руководством духов поднебесных. Все те, кого протестанты приводят в христи­анство, автоматически включены в нега­тивную энергию и находятся под властью многих духов. Апостол Павел говорит: ты говоришь, что веруешь, давай, покажи веру свою делами своими. И сатана верует и трепещет, но противится. Противится всякому добру. Многие здесь на земном шаре считают себя неверующими, но если мы лучше подумаем о нас самих, то увидим, что не существует ни одного разумного существа на земном шаре, которое не стремится в своем сердце к жизни и к абсолютной любви. Абсолют­ная любовь не меняется и продолжается вечно. Мы всем сердцем стремимся к абсолютному добру, к абсолютному миру, по существу, мы всем сердцем стремимся к Богу. Бог — это жизнь, Бог — это лю­бовь, Бог — это мир, Бог — это радость. Мы сердцем стремимся к Богу, а мыслями противимся Богу. Сатана верует и тре­пещет, но все равно противится. Точно так же безбожник не есть безбожник, но противник. Итак, мы сердцем тоскуем о Боге, но противимся Ему. Наше про­тивление не может навредить Богу, ибо Он Всемогущий, но навредит нам самим.

Мысли, настроение, желания управ­ляют нашей жизнью. Какие мысли нас занимают — такова и жизнь наша. Если наши мысли мирные, тихие, полные люб­ви, доброты, благородства, чистоты — тогда и в нас мир, так как все мирные мысли дают внутренний мир, который лучится из нас, ибо наши мысли мирны, тихи, полны любви и доброты. Если в себе носим негативные, адские мысли, тогда и наш внутренний мир разорен. Святые Отцы говорят о мыслях: «Какая угодно мысль, которая разоряет мир, и мысль, от которой не имеем мира, — это от ада, и нужно ее отбросить и не принимать». Мы должны трудиться для своего блага,) чтобы в нас укрепились мир, радость, любовь Божественная. Отец наш Небес­ный желает, чтобы Его дети имели Его Божественные свойства, пока мы полны любви, мира, радости, утехи, истинности, благородства. Господь и все мы желаем быть кроткими и смиренными, ибо та душа, которая кротка и смиренна, излу­чает благородство и доброту. Такая душа и когда молчит, из себя излучает всегда мирные, тихие волны, полные любви и доброты. Такая душа не обижается, когда [вы] ее обижаете и ругаете, можете и избить, а она вас жалеет, что так много мучаетесь. Таких мало на земном шаре, но благодаря им солнце греет, и Бог дает нам благословение, чтобы мы жили, и чтобы у нас было все, что нам необхо­димо для жизни. Мы должны мысленно измениться.

Вы и сами видите, как мы создаем в семье гармонию или дисгармонию, в зависимости от наших мыслей и жела­ний. Если хозяин дома очень обременен заботами и мыслями о каком-то затруд­нении, то он этими мыслями создает беспокойство не только себе, но и всей своей семье. Все в доме подавлены, не имеют ни мира, ни утешения. Он, как хозяин, должен излучать доброту, чтобы из него она распространялась на всех остальных в доме. Такой мы мыслен­ный аппарат. В свое время я не знал, что человек не смеет обижать своих родителей, ни телесных, ни духовных. Мы не смеем их обижать даже мыслями своими. Я в свое время не осознавал, что обиды (оскорбления) приносят тяжелые последствия для всех нас. Я сам много страдал оттого, что своего отца мыслями обижал, и теперь не могу накаяться из-за этого. Мой отец был человеком мирным, тихим, кротким, невероятно добродуш­ным. В своей жизни он никогда не был больным, ибо всегда имел внутренний мир, поэтому и органы его работали без напряжения. Свою жизнь, целиком, он воспринимал как спектакль; когда его кто-то обижал, он не обижался, был ми­рен и тих. Я был бы счастлив, если бы у меня были его черты характера. Мы, муж­чины, в основном, [походим] на матерей, в то время как девочки — на отцов. Люди не знают, почему это так происходит, что в одной семье рождаются девочки, а в другой — мальчики. Люди этого не знают, понятия не имеют, а Господь нам показал, как это и почему. Это во многом зависит от формулы крови родителей. Если у них формулы крови сходные — рождаются девочки и мальчики, но если формула крови матери доминантна — тогда рож­даются мальчики, а если доминантна формула крови отца — рождаются девоч­ки. Это можно видеть в разных местах. То же можем видеть и на Примере пчел. Пчеловоды хорошо знают, что пчелиная матка раз в жизни спаривается с другой пчелой [трутнем], которая погибает после спаривания, а матка носит в себе яйца. До тех пор, пока она имеет в себе семя и одной, и другой стороны, рождает и рабочих пчел, и трутней. Через два года пчеловод должен ее отстранить, так как она носит только трутневые яйца, только мужские, нет рабочих пчел. Видите, во многих местах Господь нам открывает, почему рождаются дети мужского и жен­ского пола. Бог нам все открывает, но нужно немного задумываться, ибо много есть того, что тайно, и чего мы не можем понять. От наших мыслей бывает добро или зло, мир или дисгармония в семье, и те, кто набожен, желают всегда быть добрыми и мирными. Они трудятся, но земные заботы очень часто обременяют человека. Господь взял на Себя все наши заботы, ибо мы себе помочь не можем, но только усложняем дела.

Мы сейчас в нашей стране, да и мире, пожинаем плоды наших мыслей и же­ланий. Наши желания не хороши, наши мысли не хороши, тогда и плод не может быть хорошим. Нам нужно покаяться, изменить жизнь. Покаяние — это не только пойти к священнику, но необходимо чтобы душа освободилась от тех мыслей и депрессии, в которую она попала из-за извилистых путей в жизни. Покаяние — это изменение жизни, поворот к абсолютному добру, оставление негативной стороны. Этого мало есть и среди набожных людей, и поэтому страдаем. Если бы наш народ покаялся — не переносил бы он сейчас эти страдания, ибо мы сами своими желания­ми и мыслями усложняем себе жизнь. Я раньше этого не знал, а сейчас вижу, что я сам виноват за все, и еще как я виноват за все. Я удивился, что Святые Отцы считали себя самыми худшими среди всех людей.

Приезжала ко мне одна девушка. Ее мать и отец доктора, а она сама работает в Академии. Она была в монастыре Ви­товница в 1963 году и спрашивала меня о многих вещах. Я видел, что она очень огорчена на свою мать. Отца она очень любила, а мать нет. Когда я спросил ее, почему, сказала, что мать не хотела дочку, а хотела сына. У нее есть старший брат, но он уехал и живет в Париже. Я ее просил, чтобы она не воевала с матерью, которая носила ее в утробе, родила ее, вырастила. Отец ее уже упокоился, мать осталась вдовой, и она — единственное в жизни утешение для своей матери. Она два раза убегала в монастырь, но отец ее возвра­щал. Сказал я ей, чтобы она не огорчала родителей, чтобы подождала, перетер­пела, ведь монахиней можно быть и без облачения. Господь не требует от нас фор­мы. Господь желает, чтобы наша жизнь была доброй, благородной. Монахиней можно быть и в миру. В России есть мно­го монахов, монахинь и священников, которые не носят присущие им одежды, так как это запрещено*{*Говорится о времени, когда в Советском Союзе церковная жизнь была в значительной мере ограничена.} В России сильно возрос дух набожности.

Придет Господь и к нам, только мы должны от сердца молиться Господу, что­бы Он нам помог, ибо мы сильно охладе­ли. Нужно, чтобы наша вера возрастала. Она возрастает постепенно и становится все сильнее и сильнее. Когда помолимся от сердца, Господь нам даст по молитве, ибо Он Бог всех нас, наш Родитель, и поэтому нужно, чтобы мы укрепились в молитве. Нужно, чтобы мы стали едино­мышленниками в нашей державе, и если мы этого достигнем, у нас не будет неприятелей.

Когда рассматриваем историю из­раильского народа, мы видим, что не­приятели покоряли их всякий раз, когда они отступали от Господа, но Господь им всегда помогал, когда они чувствовали искреннее покаяние.

Господь всегда с нами. Мы ругаем наших политиков, которые находятся у власти, но они — наши дети. Виноваты мы, старшие, а не они, ибо мы не дали образец жизни, чтобы они брали с нас пример. Мы — образ своих родителей, образ старших, а от них мы не могли мно­го чего увидеть. Виноваты мы, старшие, ибо мы не направили детей на истинный путь. Мы, старшие, снова должны начать с себя, а не со стороны исправлять других. Святые Отцы говорят, что нужно себя ис­править, чтобы спасаться, и тогда многие с нами спасутся. Нужно потрудиться, чтобы быть добрыми, всегда мирными, тихими, чтобы везде чувствовали мир и тишину, которая исходит от нас. Мы сами видели, что своими мыслями мы можем притягивать к себе или отталкивать от себя. Нам нужно измениться, чтобы наша вера окрепла, и тогда уже потрудиться. Святые Отцы много говорили и объясняли про умную молитву, как нужно направлять ум и сердце. Святые Отцы говорят, что нужно потрудиться, чтобы каждое наше занятие, каждая мысль, работа, чтобы все исходило из сердца, ибо чувствуем сердцем, а не головой. Головой думают, а когда все исходит из сердца, тогда это концентрация всех умных сил в сердце.

Когда мы молимся, то делаем это из сердца, ибо Господь — Господь сердца. Он — центр жизни каждого живого суще­ства. Он — двигатель жизни, и не нужно Его искать в каком-то другом месте. Он здесь, и ожидает, что мы Его примем, и что мы Ему верим. Мало веры мы имеем в Господа, мало доверия. Если бы мы столько доверяли Ему, сколько доверяем своему другу, когда просим его, чтобы что-то сделал для нас, если бы мы столько доверяли Ему — не страдали бы столько ни мы, ни наша держава.

Мысленный хаос в нас и в нашей дер­жаве происходит от наших мыслей. Мы те, кто создает дисгармонию мыслей, и если бы наши политики были еди­номышленниками, не было бы такого положения. Мы не осознаем, что в нас Божественная энергия, Божественная жизнь в нас. Каждый отдельный чело­век, как Божественная энергия, когда объединится с остальными, создает огромную силу, и неприятель бежит от этого, ибо здесь гармония, а там дисгар­мония. Если бы наши политики объеди­нились, мы не имели бы неприятелей, неприятелю тогда бы не помогли ни оружие, ни армия, — ничто.

Мы — существа от Господа одаренные, но мы не умеем жить как нужно, и создаем ад в себе и вокруг себя. Владыка Николай рассказывал, как один священник посто­янно просил о переводе в другое место. На эту его просьбу владыка Николай ответил: «Отче, я бы охотно переместил тебя куда угодно, но если бы ты только самого себя туда не брал». Еще он говорит: «Если человек сам себе не навредит, не может даже сам дьявол навредить ему».

Господь нам все даровал, и от нас за­висит, чтобы мы были добрыми. Если мы обращаем внимание на негативные черты отдельных людей, которые к нам обраща­ются, мы не можем иметь мира и покаяния. Почему Господь наказывает нам любить неприятелей наших? Это не ради них, но ради нас. До тех пор, пока мы сохраняем в себе мысль об обиде, которую нам нанесли недруги, друзья, родные, близкие, мы не имеем мира и покоя и живем в адском состоянии. Необходимо освободиться от этого зла, выбросить его, как будто ничего и не было, простить все. Именно поэтому родители должны много терпеть в жизни и семье среди детей. Мы сейчас ругаем своих детей, а не имеем права, ибо мы не направили их на правый путь. Одна женщина, врач, написала мне письмо, в котором говорит: «У нас с мужем, который тоже врач, есть единственный сын. Сын разбил уже три машины, слава Богу, что сам жив остался. Теперь требует, чтобы мы ему опять купили машину, а у на нет таких материальных возможностей. Когда приходим с работы, он от меня от отца насильно требует деньги. Что на; делать, как решить эту проблему?» На все это я ей сказал, что никого нельзя за это обвинять, так как во всем виноваты они сами. Имеют одного сына, и угождали ему во всем еще с малых лет. Пока он был маленьким, у него были маленькие и капризы, теперь он стал больше, и капрзы его стали больше. Единственное, что им теперь остается, это много любви внимания посвятить своему сыну, чтобы он пришел в себя и понял, что родители желают ему только хорошего. Другого способа нет. Видите, как мы своими мыслями и желаниями можем исправить свою жизнь и жизнь наших близких, и вам желаю, чтобы вы были такими.

Извините, что ушел от темы, которая была обозначена. Но видите, то, что нош в себе — об этом и говорю, так как каждый говорит то, что носит в себе; и желание добра своему народу и всему миру, ибо монахи и существуют для этого.

Однажды меня спросили, что значит быть монахом великосхимником? Ответ получили от Пресвятой Богородицы: мо­литвенник за весь мир, тот, кто молится Господу, чтобы Господь спас весь мир. Так молиться — наша обязанность, искренне за всех, чтобы Господь всем подарил мир и радость. Спасибо Господу за смиренных, кротких и простодушных детей, ради ко­торых нам Господь и дает благосостояние.

Слава Богу, что наша страна находит­ся в умеренном климате, и все можно выращивать. На территориях в Сахаре, Палестине, на Востоке дожди выпадают только зимой, но люди там стараются, а нам Господь дал все доброе и благочести­вое, и нам нужно быть добрыми.

В жизни наша вера постоянно воз­растает. Первые познания мы получаем дома, от родителей, и после убеждаемся, что Господь думает о нас и не смотрит на то, кто есть кто, а смотрит на наше сердце. Господь смотрит на наше сердце, которое Ему всецело принадлежит. Посмотрите

на тех, кто живет в браке. Все те, кто вступили в брак без благословения роди­телей, или были вынуждены вступить в брак, — все они не имеют мира, и тщетна им их любовь. Видите, насколько велика власть телесных и духовных родителей. Много раз я слышал, что телесные и ду­ховные родители говорят как раз то, что затем происходит с детьми. Однажды я удивился, как отец и одна набожная мать мыслями убили сына. Этот их единственный сын был ребенком набожным, и с молодости воспитывался в этом духе; был он просто как Ангел, был он такой доброты, которую невозможно предста­вить. Однажды пришла к нему одна де­вушка из их местечка, чтобы просить его о помощи. А именно: она забеременела от какого-то человека и теперь просила этого юношу, чтобы он женился на ней, так как ее родители и братья очень строги: и когда заметят, что она беременна, ей не останется ничего другого, как наложить на себя руки. Он согласился на то, чтобы они подписали этот брачный договор, и когда она родит, и ребенок начнет ходить, он пойдет своей дорогой, а она своей. Так как это было маленькое местечко — обо всем вскоре стало известно, а мать этого не могла вынести, в то время как отец го­ворил, что это жизнь сына, а не ее, но она этого не хотела даже слушать. «Не желаю видеть его живого!» — могла говорить. Так и случилось. Этот их сын однажды ехал с другом на мотоцикле, и погиб. После того эта мать пришла ко мне в печали и в горе. Я сказал ей: «Ты убила единственного сына. Видишь, как сильны твои мысли. Ты сказала, что не желаешь его живого, и вот, это тебе и осуществилось».

Часто родители многого не знают, но для нас, их детей, они правы, и мы долж­ны их абсолютно слушать, тогда будет на нас благословение. К сожалению, мало таких людей, которые почитают родите­лей как святыню. Я сам много страдал, потому что часто осуждал своего отца, полагая, что он мало времени проводит со своими детьми. Эти мои мысли во многом определили мою жизнь — из-за них я много страдал. Во время оккупации меня два раза приговаривали к смерти.

Раньше я не знал из-за чего, но когда я отрезвел, то увидел, что я тот, кто сплани­ровал свою жизнь. Точно так же, очевид­но, что для тех, кто носит несказанную любовь, открываются любые двери, и там, на полях сражений, где нет жизни, Господь чудесным образом оберегает тех, у кого есть любовь к родителям, как теле­сным, так и духовным. Видите, если бы мы были такими, то не было бы таковым положение на Земле. Сейчас мы должны молиться, все должны молиться, и ласт Господь силы и помощь.

Господь — Владыка всех умов. Он Си­лен и Могуч, может преобразить каждого в отдельности, чтобы тот пришел в себя. Ибо, если Господь его не пробудит, кто же тогда это сделает, если ни мать, ни отец не направили его на правый путь. Ни в школе не мог ничему научиться, кроме того, что в жизни естся и пьется. Еще, будучи ребенком, я много думал о мире. Еще как ребенок я обращал внимание на мысли, а сейчас вижу, что я постарел, и не достиг еще той степени, которой я дости­гал, когда был ребенком, ибо Господь Сам просвещает детей. Когда я был маленьким, еще не начал ходить в школу, заметил, что в то время, когда другие дети играют, мои мысли блуждают. Это не хорошо, говорю я себе, я должен быть здесь, присутство­вать мыслями, сосредоточиться только на этом занятии, но тщетно, мысли мои постоянно убегали.

Обо всем этом я размышлял еще буду­чи ребенком, а сейчас вижу, — состарился я, а еще не достиг той степени. Поэтому я хотел увидеть, как чувствовали себя Свя­тые Отцы, которые были прославлены Церковью во время жизни, а затем и на Небе; как они чувствовали себя во время жизни. Слава Богу, что я жил с русскими монахами, и поэтому мог читать труды Святых Отцов. Святой Исаак Сирин — несравнимый психолог среди Святых Отцов. В его сочинениях написано: «Че­ловек, не потеряй свой внутренний мир ни за что на этом свете. Любой ценой со­храни свой внутренний мир. Примирись сам с собой, и тогда с тобой примирятся и небо, и земля». Видите, какие это глубо­кие мысли, я часто это повторяю, но даже до сегодняшнего дня не смог достигнуть этой степени. Мы все можем быть добры­ми, если всем своим сердцем соединимся с источником жизни — с Богом, Он нам даст силы любить и себя и ближних. Без Господа не можем любить даже себя. Многие часто впадают в отчаяние и вос­стают против своей жизни, отнимают у себя жизнь, ибо без Господа мы и себя не можем любить, не говоря уже о родных и близких, или, тем более, о неприятелях. С Ним мы можем все, ибо Он — наша сила и жизнь. Свое сердце мы должны кому-то подарить, и если мы подарим его кому-то на земном шаре, тогда нас все могут оби­деть, ранить. Мы все ищем бесконечную и неизменную любовь, а кто может нам это дать? Не могут ни отец, ни мать, ни брат, ни сестра. Все нас могут оставить, презреть и оттолкнуть. Почему? Потому что мы все ограничены и временем, и пространством, и все мы в борьбе с си­лами под небом, которые постоянно нам загрязняют мысли. Значит все, кто угод­но, кому мы подарим свое сердце, могут! нас оставить, изранить. В нашу чистую, Божественную любовь демоны злобы за­брасывают мысли и стараются взять нас в плен. Божественная любовь бесконечна, всеобъемлюща, а мы становимся одно­сторонними, становимся пленниками, и не только живых существ, но и мертвых вещей, которые не имеют никакой цен­ности. Наше сердце в плену у земных ве­щей, и если их кто-то отнимает — сердце болеет. Только с Богом у нас может быть единение в любви; сначала с Богом, и только затем с родными и близкими.

Мы не смеем быть идолами друг для друга, ибо это воля Господа. Святые Отцы говорят, что наше рождение на земном шаре — это допущение от Господа после падения, ибо Бог установил все, и Он все­му Родитель. Но вот, к сожалению, все на­рушилось. Нарушилась и наша природа, ибо наши прародители были бессмертны. Как только человек пал — пришла смерть, нарушился материальный мир космоса, ибо Адам сотворен как венец творения и господин всего материального. В каждом человеке в отдельности представлен весь материальный мир космоса и умственные и мыслящие силы, поэтому говорится, что человек — это маленький космос. Нам нужно вернуться в объятия к своему Родителю, чтобы наша вера окрепла, что­бы мы стали сильными с Ним, и тогда с Господом мы увидим Царство Его. Начал я говорить о протестантах. Они обратили в христианство около двухсот тысяч ин­донезийцев. Все эти люди автоматически включены в негативную энергию. У них происходят великие чудеса. Они воскре­шают мертвых, превращают воду в вино, руками совершают операции, открывают и закрывают утробы руками.

Святые Отцы говорят: «Всё, что вера пожелает — Господь учиняет. Но со­вершенство христианской жизни — это крайнее смирение». Еще ветхозаветный пророк говорит: «На кого [Господь] обратит взор, только на кроткого и смиренного сердцем». Смиренные и кроткие — наследники Царства Небес­ного, и вам всем желаю, чтобы и вы были сыновьями Света, и чтобы мы все вместе встретились пред Господом, чтобы мы славили Господа во все время вечности. Вот, наша планета приближается к концу, и все, что произошло, а особенно за это короткое время, все невероятно быстро проходит. Слава Богу, что это так, и что­бы для нас не была напрасной эта жизнь, чтобы мы не мучились здесь напрасно, ибо Царство Небесное — это мысленное состояние души, но и ад — это мыслен­ное состояние души. Мы находимся то в раю, то в аду. Когда мы нерасположены, в нас ад, мы не имеем ни мира, ни покоя; когда в нашем сердце радость, тогда мы чувствуем себя как в раю. Поэтому мы должны непрерывно трудиться в молитве.

На земном шаре малочисленны те, кто получает безвозмездную благодать. Я очень интересовался тем, как себя чув­ствовали Святые Отцы в течение жизни и как у них получалось сберечь эту без­возмездную благодать до самого конца. Святые Отцы говорят, что это на земле бывает с теми, кто много грешил, кто уже имеет жизненный опыт. И когда они повернулись к Господу, то больше уже не оглядывались ни налево, ни направо, а пошли прямо к Господу. И святой апостол Павел это говорит, и Мария Египетская, и многие другие, когда обратились ко Госпо­ду, остались с Ним. Мы еще не достигли этой степени, нас еще что-то притягивает здесь, на земле. У нас бывает то утешение, то борьба, война, но бесплатную благо­дать мало кто получил. Я удивился, когда понял, что мало кто из монахов получил бесплатную благодать, что эту благодать получили обычные миряне. Уже много лет приезжает ко мне один молодой человек из Баня-Луки, который занимается Ии­сусовой молитвой. И недавно он научил одного своего друга, который женат и имеет детей, чтобы и он молился Иисусо­вой молитвой. Я удивился, когда его друг приехал и сказал, что его сердце посто­янно молится, и что молитва постоянно течет. Этот молодой человек так озарен радостью, полон несказанного мира. Он вручил и себя, и жену, и детей Богу и полу­чил бесплатную благодать. Друг, который рассказал ему про Иисусову молитву, не получил этой благодати, хотя он молился дольше. Значит, Господь смотрит на наше сердце, и когда мы к Нему обращаемся от сердца, Господь нас сразу утешает. Только те, кто получил бесплатную благодать, могут знать, каково это состояние Анге­лов и святых. Другие этого не могут знать. Мы молимся Богу и трудимся, но если кто-то не получил бесплатную благодать, он не может понять состояние Ангелов и святых, ибо это невозможно объяснить словами. Это состояние несказанного мира и радости. Ты знаешь, каким ты был раньше, ты гневался, а сейчас нет гнева. Не существует человека, который может тебя обидеть, ни одна негативная мысль не может тебе навредить, ибо ты огражден и руководим Духом Святым. Такие могут понять состояние Пресвятой Богороди­цы, Которая и от Материнской утробы до конца земной жизни, и затем в вечности, была в полноте Божественной благода­ти. Святой Дионисий, ученик апостола Павла, хотел увидеть Святую Матерь, и когда пришел он в Иерусалим, его ввели в покои, в которых была Пресвятая Матерь Божия, и он говорит, что его, вдруг, оза­рил какой-то мир и радость. И он говорит: «Если бы я не знал истину, что есть Бог, для меня Пресвятая Матерь была бы Богом». Поэтому Господь и оставил Пресвятую Матерь как утешение святым апостолам, ибо их много преследовали со всех сторон. Она для них была великим утешением, ибо Она излучает везде [и всегда] вокруг Себя Божественный мир и Божественную радость. Вот поэтому нам нужно молить­ся, молиться от сердца, усердно от сердца трудиться Богу, и Господь нам даст Свою благодать, и везде вы будете чувствовать какое это состояние Ангелов и святых, и никто не сможет нанести вам обиду. Лю­бите всех, и будете иметь несказанный мир, несказанную радость, которую не­возможно описать словами. Желаю вам всего самого доброго, и мира, и радости от Господа.

Скажите мне, Старче, почему, несмотря на великую любовь, которую имеем ко Господу и к добродетельной жизни, все-таки сопротив­ляемся, восстаем против воли Его, как сказали Вы в начале своей беседы.

Дитя мое, жизнь здесь, на земле — это непрерывная физическая и умственная борьба. Сначала война мысленная, и когда больше не можем мыслями, тогда сводим счеты друг с другом.

Мы на земле [находимся] в таком со­стоянии и думаем, что боремся за веру. Однако, как отдельно взятые люди, не можем ничего сделать для веры, но толь­ко если мы объединимся в одно — тогда это сила и мощь. Мы должны бороться, ибо мы дети падших родителей, и наши неприятели, мысленные силы, посто­янно нас уводят с правильного пути. Неприятель учит еще совсем маленьких детей, чтобы они противились родителям. Знает хорошо неприятель, если они про­тивятся еще как дети, то легко управлять ими целую жизнь, и будут они его. Не­давно ко мне пришли мать и отец со своей дочкой, ей десять, самое большое двенад­цать лет. Говорят они ребенку, чтобы она рассказала, что с ней происходит. И она говорит: «Я люблю своего папу и свою маму, потому что они меня очень любят. Я их очень люблю, но не знаю, почему мне в голову постоянно приходит мысль, чтобы я противилась маме и папе, чтобы не слушалась их, хотя я и не хочу этого делать. Я хочу слушаться и маму, и папу, но не имею мира».

Видите, что делают духи поднебесные! Поэтому мы постоянно боремся, чтобы укрепить нашу веру, а силы под небом постоянно тревожат наши мысли.

Одного подвижника двенадцать лет мучила мысль, что Бога нет. И, несмотря на то, что он подвизался в одиночестве, эта мысль его все-таки мучила. И все две­надцать лет он боролся с духами злобы, но Господь знал, что это было необходимо, что таково допущение, чтобы мысли на­падали на него и днем, и ночью.

Ради всего этого война и борьба между добром и злом. Мы хотим быть добрыми, а духи под небом желают, чтобы мы не имели ни одной доброй черты, но только негативные черты. Вот поэтому мы воюем. Мы сами не можем воевать. Господь — наш Воин, наш Защитник, ибо мы сами можем только искренне попросить по­мощи у Господа, и Господь нам поможет.

Однажды, когда я был в тяжелом со­стоянии, было мне видение, и говорит мне Спаситель, чтобы я припал к Его Пресвятой Матери, ибо Она Защитница и Покровительница монахов. Поэтому мы должны воевать, поэтому [идет] мыс­ленная война. Наша мысленная война не телом и кровью, но с духами поднебесны­ми. Апостол Павел говорит: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил». Поэтому мы должны не­престанно припадать ко Господу и Пресвя­той Матери. Мы должны молить Господа, чтобы нас удостоил любить Его так, как Пресвятая Матерь любила Ангелов и святых. Ибо Господь Могущественен и Силен, чтобы нам в этом помочь, чтобы нас сделать такими. Он и желает, чтобы мы были такими, и чтобы мы остались во веки веков и во все времена в вечности в Его любви и объятиях. Поэтому и тебе, душа моя, желаю так молиться Господу, чтобы тебя Господь удостоил любить Его так сильно, как Пресвятая Матерь любит Ангелов и святых. Тогда ты почувствуешь мир и тишину в сердце, ибо даришь серд­це Тому, Кто бесконечен, Кто может дать бесконечную любовь, бесконечный мир.

      Можете ли нам немного больше сказать о  том, почему не нужно идти в монастырь без благословения родителей.

Родители являются собственниками своих детей и имеют великую власть над ними. Они могут своих детей передать или Богу, или дьяволу. Я удивился, когда понял, какую власть имеют родители над своими детьми, — невероятную власть. И не только родители над детьми, но и муж над женой имеет великую власть. В Белград в 1943 году пришла ко мне одна богомолка и принесла кое-какие вещи для монастыря, и просила меня, чтобы я молился за одну семью. В этой семье у мужа и жены было двое детей, девочка девяти лет, которая была парализована, и сын, который служил торговцем в одной известной белградской семье. Когда я начал искренне молиться за эту женщину и ее двоих детей, имел я много бед и искушений. Я не имел ни мира, ни спокой­ствия. Отправился я к своему духовнику, чтобы исповедаться и сказать, что всякий раз, когда я молюсь за эту семью, не имею ни мира, ни спокойствия. Он мне говорит: «Молись, ты молись за них». Я продолжил молиться, но и далее не имел я ни мира, ни спокойствия. Пришла опять в монастырь та богомолка, и я попросил ее, чтобы она рассказала мне немного больше об этой женщине и ее детях. Она мне рассказала, что эта женщина была замужем за одним евреем в Битоли. У них родился мальчик, которого после средней школы они послали учиться на торговца в одну богатую белградскую купеческую семью. Они считали, что лучше учиться на торговца в той семье. Сына приняли, и мать часто посещала его. Через некоторое время и она получила работу у того же купца, поддерживала чистоту в магазине. Когда она вернулась домой, мужу сказала, что решила его оставить и что не может больше с ним жить. Тогда она не знала, что опять беременна от мужа. Он умолял ее, чтобы осталась, так как все это время они жили в согласии, без распрей. Она была христианкой, крестила первого ре­бенка и должна была крестить и второго ребенка. Все, что она и ее муж делали в жизни, делали они ради детей. Теперь она больше ничего не хотела, а только хотела уйти. Он был очень огорчен, а когда по­нял, насколько она упряма, отпустил ее. После этого она уехала в Белград и рабо­тала там в магазине. Я ездил в Белград, туда, где она работала, чтобы причастить ее второго ребенка. Девочка была и умом не здорова, и не могла двигать ни руками, ни ногами. Все, что ей [этой женщине] говорил муж, все подтвердилось на деле. После я размышлял, почему муж над же­ной такую власть имеет, и тогда увидел, когда Господь говорит нашей праматери Еве: «И к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобой». Тог­да я понял, что наши матери, когда не послушают отцов (мужей), создают ад в доме. Видите, что делает непослушание. Родители имеют великую власть над детьми, но и муж над женой, ибо ее воля подчинена мужу. Вот, много чего мы не знали, и Господь нам открывает, и нам теперь остается еще потрудиться, чтобы быть добрыми.

Новый Сад, 1997 год