О формате djvu

Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя. Поучения старца Фаддея Витовницкого

вернуться

Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя. Поучения старца Фаддея Витовницкого / Пер. с серб. А. Логинова — Минск: Издательство Дмитрия Харченко, 2012


Покаяние — изменение жизни

Мира и радости всем от Господа, ибо мир и радость — это самые важные богатства и этого и того света. Все мы это­го страстно желаем. Мы можем иметь на земном шаре все, что только пожелаем, но не иметь мира и радости. А мир при­ходит от источника мира — от Господа. Когда Господь обратился к Своим учени­кам, которые закрыли двери из-за страха от иудеев, первое, что Он сказал им, было: «Мир вам».

Господь вас наградит миром, если по­миритесь и повернетесь к Абсолютному Добру, а Абсолютное Добро — это Господь Бог. Он желает, чтобы у нас была одна божественная черта. Эта божественная черта — смирение. Там где царит смире­ние, в семье ли, или в обществе, оно из себя излучает мир и радость. Всякое добро и всякое зло проистекает из мысли, ибо мы мысленные аппараты. Влияем даже и на мир растений, посколь­ку и растения имеют нервную систему. Все ожидают мира, утешения и любви.

Покаяние — это изменение жизни. Нужно, чтобы человек пошел ко священ­нику или к своему ближнему, и чтобы сказал ему, что нарушает его [человека] мир. Как только наши ближние соуча­ствуют в нашем страдании, мы получаем утешение и силы.

Если мы повернемся к источнику жизни, Господь нам даст силы, чтобы мы укрепили в себе мысли, полные добро­ты, ибо добрые мысли, добрые желания везде дают мир и утешение. Мы должны измениться.

Наши мысли влияют не только на нас, но и на все то, что нас окружает. Мы должны излучать добрые мысли. Господь заповедует, чтобы мы любили своих не­приятелей, не ради них, а ради нас самих. Нужно все простить от сердца. Когда про­щается все от сердца, тогда все прощено. Мы соучастники мира, и тогда мир дает радость и утешение всем вокруг нас. Все чувствуют наши мысли — мирные, тихие.

Когда хозяин дома обременен забо­тами о семье, никому нет мира и покоя от его мыслей, даже маленьким детям. Поэтому те, кто управляет домом, долж­ны предаться Господу, молиться Ему и по­нять, что Господь Всемогущ, что Господь нас утешает.

Мы должны от сердца всех простить. Внутренний мир нельзя сохранить до тех пор, пока наша совесть в чем-то обличает. Мы должны примирить совесть. Нужно всех от сердца простить. Без этого нет внутреннего мира.

Даст Господь благодать. Это боже­ственная сила, которая действует везде, а особенно в душах, которые ищут Господа, Источника жизни. Мир Божий всюду сеется.

В Ветхом Завете написано: «Сын, дай мне сердце свое». Господь — Единствен­ное Утешение и Ангелам, и святым, и всем тем, кто Его ищут. Он Единствен­ный Бесконечен.

Учитель рассеян. Он такой и этакий. Молись, чтобы Господь дал благого Ан­гела и учителю, и тебе. Если полюбишь учителя, тогда легко ответишь и полу­чишь оценку Когда учитель и учен и к по­мирятся, между ними больше нет войны.

Нет нам мира, если в мыслях мы во­юем с родителями. Духи злобы смотрят, чтобы мы любой ценой согрешили в на­ших отношениях с родителями. Тогда они [духи злобы] получают власть над нами, а мы думаем, что виноват кто-то другой. Многие увидят это и исправят свои м ы ели. Я всегда об этом говорю — некоторые при­нимают это, а некоторые уж очень горды. Что мы даем — то нам и возвращается.

Святые Отцы говорят: «Сей любовь — и будешь жать любовь». Сей мир — и будешь жать мир. Невозможно нам по­лучить мир, если мы полны зависти и злобы. Если не освободишься от этой ад­ской особенности, как тогда в вечность? Дух связывается мыслями. Какова наша характерная черта здесь — такими мы переходим в вечность.

Нужно, чтобы мы были мирными. Лучше терпеть оскорбление, нежели нанести оскорбление. Если перетерпим обиду, Господь нам даст силу и мир. Если не перетерпим обиду, совесть не даст нам мира. Совесть — это Божественный суд.

Мы можем делать что угодно, но не бу­дем иметь ни мира, ни покоя. Ключевая черта характера — основа при переходе в вечность. Если мы мирны и тихи — идем в ряд святых и Ангелов. Их Господь награ­дил безвозмездной благодатью, и в этих душах нет особенностей признаков мира сего. Такого человека можно постоянно оскорблять, а он не обижается. Его можно избить, а он не гневается, ибо душой его руководит Святой Дух.

Спрашивали Святого Серафима Са­ровского: «Какова цель нашей жизни?» — «Возвращение в объятия Отца Небесного».

Мы нарушаем мир. Господь нас остав­ляет с нашими мыслями — вот нам и страдания. Нет силы, которая может раз­рушить милость Господню. Поэтому муче­ники не чувствовали страдания, а если и чувствовали — утешал их тихий Господь. Когда благодать Святого Духа озарит душу, она больше не чувствует страданий. После Господа нет большего блага, чем свои родители. Господь говорит: «Я Тот, Кто зачинает плод в утробе матери». Родители — орудие в руках Господних. Господь благословляет брак. Необходи­мо время, чтобы заменить тех падших ангелов, которые пошли за сатаной, а Бог и для них, духов злобы, — Бог. Они высокоумные существа, но для них нет ни мира, ни покоя.

Мы должны искать утешение у ближ­них, так как мы сотворены, и ограничены пространством и временем, мы не можем дать бесконечное, но ищем бесконечное. Ищем мир бесконечный, радость бес­конечную — все бесконечное. Но наши самые близкие не могут все это нам дать. Мы все ограничены и пребываем в по­стоянной войне со злыми мыслями, ибо падшие духи полны злобы.

Господь смотрит, от сердца ли мы про­сим, чтобы Он помог нам. Мы слышим много слов о прекрасных примерах жиз­ни, и о том, как нужно направить ближ­них, чтобы так поступали. Но сможем ли мы осуществить это.

Мы видим человека мирного, тихого, который все прощает, все терпит. Этот пример остается в нас навсегда, ибо и мы желаем приобрести это. Как? Повернемся к Абсолютному Добру сердцем, мыслями и всем своим существом. Соединимся в Абсолютной Любви со своим Создателем. Необходимо постоянно быть в молитве. Нужно молить Пресвятую Богородицу, Ангела и святых помочь нам сильно Его любить, ибо тогда мы будем блаженны и здесь, и в вечности. Бог—это любовь и сча­стье, которое наполняет всех, кто Его ищет.

Каким мыслям предаемся — такова и жизнь наша. Если наши мысли мирные и тихие, вот нам и мир. Если наши мысли негативные, вот нам и не мир. Мы ищем помощи у родителей и, когда их просим, они до крови ранят свое родительское сердце, и делают по нашему желанию то, что нам на пользу.

Божественная энергия действует везде, а особенно в тех людях, которые поверну­лись к Господу. Бог — это мир, утешение и радость для всех. Поэтому желаем вам мира и радости от Господа.

Родители обладают огромной властью над своими детьми. Хорошие ли они, или плохие — это их дело, и они будут отве­чать за это. Многие в этом мире страдают из-за непочитания своих родителей.

Мой отец был очень добрым человеком. У меня были мысли, что он должен был намного больше вложить в меня. Очень я чувствителен. Родился я в 1914 году. Я не смел посылать отцу такие мысли. Неважно, что я был сообразительным ребенком. Я не видел, что я сам загубил свою жизнь. Когда нужно было что-то осуществить, пришла гибель. Врачи сказали: «Не прожи­вет больше пяти лет». У меня была тяжелая болезнь легких. Я хотел посвятить свою жизнь Господу — и ушел в монастырь.

Господь откроет самый лучший путь для ребенка. Господь простит. Господь милостив. Если мы молимся Богу за них, невозможно, чтобы это не влияло на них (детей). Мысли — это огромная сила. Тотчас же нам откроется путь и знак.

В древнее время один монах молился Пресвятой Богородице, чтобы Она указала ему, что значит быть монахом. А Пресвятая Богородица ему сказала: «Монах — это молитвенник за весь мир».

Если мысленно воюете с учителями и родителями — добра не будет.

Господь жалеет Свои создания, что так страдают, но все напрасно, если не хотят покаяться. Пришел к святому Антонию старик и говорит, что он большой греш­ник, и что много грешил.

  Хочу, чтобы ты мне сказал, есть ли для меня покаяние.

  Я буду молиться Господу, чтобы Он открыл мне это, а ты приходи через неделю.

И Господь ему открыл.

  Знаешь ли ты, кто этот старик?

  Не знаю.

  Это сатана.

  Он хочет услышать от меня, есть ли покаяние.

  Покаяние есть. Он дух и постоянно находится в движении. Нужно, чтобы он стоял на одном месте три года, повернув­шись к востоку, и чтобы молился: «Госпо­ди, прости мою оставшуюся злобу».

Старик пришел через неделю.

  Спросил ли ты обо мне?

  Да, спросил. Нужно, чтобы ты сто­ял три года, повернувшись к востоку, и

чтобы молился: «Господи, прости мою оставшуюся злобу».

Ускакал он на одной ноге, ибо знал это, но не желает покаяться. Нет непро­стительного греха. Нет греха, который может разрушить милость Господню.

Святые Отцы интересовались, что такое хула на Святого Духа, и получили ответ. Хула на Святого Духа — это упор­ность в непокаянии и противление ис­тине. Напрасно ты говоришь кому-то, что Бог присутствует всюду, и что Он жизнедатель, если тот не желает слышать.

Нужно подготовить сердце, чтобы в Святом Причастии оно соединилось с Господом. Пост необходим для смирения тела, ибо, когда тело смирится — смирится и душа. Церковь предписала, как нужно поститься. Необходимо под­готовить сердце. Мы можем ничего не есть, а наше сердце будет злобным и пакостным. Как примем Святое При­частие, если не выносим отдельных лю­дей? Примем Святое Причастие, но не для спасения, ибо мы сохранили адские качества, которые злы.

Пост — это приготовление для сми­ренного сердца. Святые Отцы говорят: «Тот, кто непослушен, напрасно постится и молится Богу». Послушание больше, чем пост и молитва. Когда я был моло­дым, я не понимал наставлений Святых Отцов, но позднее увидел, что все это точ­но. Кто не смирит сердце и не очистит его от злых мыслей, тот напрасно постится.

Господь весь — мир, весь — радость. Нужно подготовить сердце, чтобы оно было кротко, смиренно, иначе примем Святое Причастие во осуждение, а не во спасение. Поэтому и молимся, чтобы нам Причастие не было в суд, но во спасение.

Кто посещает монастыри, чтобы уви­деть памятники, архитектуру, фрески, тот вернется домой с пустой душой. Но если душа набожна, если [человек] посещает [монастыри] ради [пользы] своей души, чтобы получить мир, спасение, то вер­нется, исполненный утешения.

Магия действует там, где нет молитвы и твердой надежды на Бога. Однажды ко мне пришла молодая женщина. Она за­кончила факультет политических наук,

но была очень набожна. Она вышла за­муж за врача, человека, который ранее уже был женат. В первом браке он находился всего лишь месяц, после чего первая жена оставила его. У него есть старший брат, который также врач. Он три раза был женат, и все три жены ушли от него. Их мать — также врач и профессор медицинского факультета. Она живет с сестрой, и занимается черной магией. У сына бывает редко. Но однажды пришла она к ним злая и сказала снохе:

— Я прогнала ту выдру от своего сына, но с тобой ничего не могу [поделать].

Магией она гонит духов злобы, чтобы они досаждали снохе, чтобы та оставила мужа. Но эта женщина молитвенница, ревнует о Господе. Так как дух злобы не может ей ничего сделать, он возвращает­ся на бабу [свекровь], и баба скачет как ужаленная. Возвращается на того, кто его послал, и мстит ему. Затем, когда родился ребенок, баба опять пришла, и спраши­вает сноху:

— Этот балбес любит своего ребенка?

Как не любить?

Значит, еще любит его.

Входит сын. Плачет и говорит жене:

Знаешь, не радуюсь, когда вхожу в дом. Знаю, что все это дело рук моей ма­тери, но ничего не могу поделать ...

Сжигание мертвых — это не хри­стианское дело. Это дело современного мира, чтобы тело занимало как можно меньше пространства. Если человек жил набожно, тело освящено благодатью Свя­того Духа, и как тело его нельзя сжигать. Господь создал тело не для того, чтобы оно сжигалось. Известно, еще начиная от прародителя Адама, что, когда душа оставляет тело, нужно прах предать праху, нужно положить тело в землю, так как сжигание — это не христианское дело.

Те матери, которые уничтожают плод в своем чреве, совершают вели­кий грех. Они уничтожают жизнь. Это великий грех. Бог зачинает плод, а она его уничтожает. Им нужно измениться из глубины души и не повторять этого греха. Такая женщина осуждается как убийца. Ни одно животное на земном шаре не убивает своего детеныша, только разумное существо убивает своего ребен­ка. Если останется такой и не исправится, будет осуждена как убийца. И вопрос, сможет ли пройти через мытарства.

Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного. Великий это грех нашего народа — нераскаянный грех. Ис­чезли целые села. Я был молодым, когда в Витовнице было 110 домов, а сейчас нет и половины. Печально, что мы, сербы, будем национальным меньшинством. Придут со стороны и населятся. Большая ошибка со стороны гражданского закона, что земля делится на детей. На западе иначе: один остается на земле, а осталь­ные находят работу. Плохо, что землю делят на маленькие участки.

У наших ромов [цыган] нет ни дома, ни хозяйства, а все же полный шатер де­тей. Всегда они довольны, всегда веселы. А у наших вдоволь хлеба, но и с хлебом не хотят иметь детей. Печально это. Нужно нам исправиться, если можем.

Мать всегда остается матерью, и все мы привязаны к своим матерям. Многие ученые были благодарны своим матерям, поэтому вспоминают их. От матерей наши характерные черты.

Когда мать уходит в вечность, мы опечалены. Это наша ошибка. Мы долж­ны молиться, ибо матери нужны наши молитвы, а не скорбные причитания. Когда я опечален, мне это очень мешает. Это большая ошибка, ведь мы христиане. Вместо того, чтобы быть благодарными Богу за все и молиться Ему, чтобы нас причислил к Ангелам и святым, мы го­рюем. Из-за этого и дети, и матери много страдают в вечности.

У одной матери была дочь, которая для нее была единственной надеждой. Однажды дочь разболелась и умерла, а так как она была набожной, Господь ввел ее в рай. Мать ее хотела видеть дочь во сне, но у дочери не было надобности являться матери, ибо она была в райских небесах. Поэтому мать ходила к знахарям и гадалкам. И одна знахарка ей сказала, чтобы перед восходом солнца она пошла на могилу дочери, чтобы взяла бутылку и что-то сделала, и чтобы ждала, когда Дочь ей явится. Мать это сделала, а дочь ей явилась и сказала:

Мама, что это ты мне сделала? Зачем ты меня искала? Я была в райских селениях, а теперь не могу больше вернуться. Почему ты не помолилась Богу? Меня так обременила тоска, что не могу вернуться ко Господу. Не могу вернуться туда, куда я была определена.                             

Не нужно горевать об умерших, нужно молиться Господу, чтобы Он дал им евангельские селения. Тоска все нарушает. Она нарушает мир, который они получили от Господа. Поэтому нужно, чтобы мы были молитвенными, ибо горевать о своих родных это не по-христиански, Это языческий обычай. Мы здесь готовимся к вечной жизни. Нужно, чтобы мы были благодарны Богу. Нужно молиться Господу, чтобы Он простил им грехи, и нужно делать добрые дела в их память Это принимается. Только Господь может освободить душу от адских уз. За это больше всего молимся Богу, и там, где есть каждодневная Литургия, чтобы молились за упокоившихся.

Владыку Николая (Велимировича), когда он был жив, спрашивали, есть ли спасение для тех, кто не каялся при жиз­ни. Сказал, что есть, если кто-то молится о такой душе сорок дней и больше. Ли­тургия — это голгофская жертва. Господь Себя жертвует. Господи, Твоей Честной Кровью омой грехи тех, кого здесь помя­нули. Это самая большая жертва, которую мы, христиане, можем совершить.

Когда я был молодым монахом, меня мучил вопрос: «Почему тот, кто искренне ищет Господа, столько страдает? Почему столько мучается? Больше не могу, Го­споди».

Лягу. Во сне вижу себя на возвышении. Вижу, как идет войско с востока на запад. Не земное войско, а небесное войско. Все равны. Только один из них идет на шаг впереди всех. Поют:

—За Царя Славы,

За Царя Небесного,

Мы борьбу ведем,

Зло мы покорим.

Пою и я с ними:

—За Царя Славы,

За Царя Небесного,

Мы борьбу ведем,

Зло мы покорим.

Как мы зло победим?

Любовью.

За Царя Славы,

За Царя Небесного,

Мы борьбу ведем,

Зло мы покорим.

Очень важно, когда в доме есть мо­литвенник. Молитва привлекает Божию благодать. Это чувствуют все в доме. Это чувствуют и те, у кого сердца охладели. Поэтому нужно непрестанно молиться

Белград, 1998 год