О формате djvu

Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя. Поучения старца Фаддея Витовницкого

вернуться

Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя. Поучения старца Фаддея Витовницкого / Пер. с серб. А. Логинова — Минск: Издательство Дмитрия Харченко, 2012


Крайнее смирение — идеал христианской жизни

Святые Отцы говорят, что идеал христианской жизни — это не со­вершение чудес, не исцеление больных и даже не воскресение мертвых, но крайнее смирение.

Летом 1991 года Старец Фаддей разго­варивал с двумя студентами из Белграда, которые этот разговор записали на дик­тофон. Один из них сказал:

Простите, отче, можете ли благосло­вить нас записать Ваши слова, чтобы мы после могли укрепляться душевно.

Нет, что пользы, мои слова не ... (плохо слышно) не стоят. Вы приезжаете с проблемами, у меня много проблем, и Господь нас утешает. Я пожалуюсь вам, вы пожалуетесь мне, и после будет хорошо... Господь утешит!

Тогда этим двум студентам и тем, кто еще здесь присутствовал, он говорил, может быть, самое лучшее, что мы слышали, о современном состоянии страны, о месте че­ловека на планете, о его месте относительно времени и вечности и относительно Бога.

Мы окружены тайнами.

Люди думают, что они что-то собой представляют, в то время, как человек - это ничто. Владыка Николай (Велимирович) говорит: «Что такое человек? Мешок вонючего мяса, и ничего больше». Ничто. Горячая голова. Он не имеет понятия, что он труба. Что он орудие в руках нечисти (падших духов).

Господь делает с нами, что хочет, но дал поле деятельности, чтобы мы могли размышлять, и чтобы мы определились, желаем ли мы добра, или нет. Духи пали прежде, нежели сотворен человек. Мно­го веков раньше. Не все духи сохранили свое положение. Человек — это венец творения. Бог создал его последним, по­сле всего созданного. Он сотворен быть господином материального мира, чтобы все было ему подчинено... Материальный мир, космос, не был в таком состоянии.

Это после падения он приобрел грубость и свойство разлагаться и пропадать. И несмотря на грубость и это свойство раз­лагаться и пропадать, все-таки в нем есть своя красота... Да...

Наши прародители были бессмерт­ными. Они не зависели от времени и пространства, как мы сейчас зависим. Представьте, они перемещались так, как перемещаются мысли... После падения все расстроилось. Бог, Который весь Лю­бовь, знал, что все созданные разумные существа не смогут сохранить свое поло­жение, и дал время от Сотворения мира до Страшного Суда, время, чтобы разумные существа пришли в себя, чтобы верну­лись в объятия своего Родителя. Чтобы соединились с Абсолютным Добром, с Абсолютной Любовью...

Но вот, людям стало милее зло, нежели добро. Падшая природа! Легче подумать худо, нежели хорошо. Но когда человек подумает дурно, ему нет ни мира, ни по­коя от таких мыслей.

Как велико наше падение! Чудо. Страш­но. Мы не можем прийти в себя. И ничего не можем сделать сами. Мы вообще не имеем понятия, как нас тиранят мыслен­ные умные силы (падшие духи). Думаем, что это наши мысли. Мучают нас зависть, злоба, ненависть. Это и есть тирания над тираниями. Душа не хочет этого, но не может освободиться. Она привыкает с раннего детства, и это пустило огромные, глубокие корни. Теперь нужно это выбро­сить из себя. Нужно преобразиться в лю­бовь. Нужно стать совершенно мирным, тихим. Это нелегко, видишь, насколько падение человека — страшное падение?

Человек не может сам без помощи Божией. Думает, что он что-то знает. Го­рячая голова. Все ему открывается извеч­ности. Везде тайна Божия. Мы окружены тайнами. Мы сами для себя — огромная тайна. Мы не знаем — что мы такое. От­куда мы пришли? Куда идем? Какое это существо, которое размышляет, двигается и что-то говорит, как будто знает. Что-то от кого-то слышал, размышляет, пришло ему на ум. Создает что-то, но сам не знает как. Какая это тайна в нем? Как это в нем внутренние органы работают без его воли, и при том совершенно? А он все своими мыслями расстроит.

— Приходят ли болезни от греха? — спра­шивает один из студентов.

— Из-за мысленного падения. От мыслей. Все думают обычно и хорошо, и плохо. Какими мыслями мы заняты — та­кая наша и жизнь. Дух питается мыслями, тело — физической пищей.

— Существуют ли наши мысли, и мысли, которые нам вбрасываются извне.

— Со всех сторон нам вбрасываются.

Со всех сторон мысленные радиусы. Если бы нам это открылось — это страшная сеть. А в каждом человеке есть радиостан­ция. Человек намного более точный (со­вершенный) аппарат, чем радиостанция, чем телевизор, только функции в нем рас­строены. Какое совершенное существо человек! Какое возвышенное! Но мы не умеем это ценить. Мы не умеем вклю­читься в источник жизни, чтобы чувство­вать радость жизни. Но нам всегда под­совывают... неприятели... Преподобному Антонию Господь открыл мысленные радиусы, которыми мы окружены. И ког­да он увидел это, он вздохнул: «Господи, кто может пройти через это?» И слышит голос: «Только смиренные и кроткие». Их они не касаются. В них включены только мир, тишина, только Божественные ра­диусы — знак абсолютной Божественной силы. Они не включаются в негативное.

Как на нас влияет наша загаженная среда обитания ?

Вот сейчас говорят, что несчастна наша Сербия, совсем несчастна. Говорят, что она больше всех загажена радиоак­тивными материалами. Сейчас в Сербии самая сильная радиация. Большая, невы­носимая. Мы не больны, но нет в нас све­жести. Не идет нам. Не может включиться мысль. Тяжело идет. Люди здоровы, а не знают, что им чего-то не хватает Пьют лекарства — еще хуже. А пока еще есть у нас малость чистого воздуха, нужно это использовать, но и это загажено, все за­гажено. Особенно, когда занимаемся ум­ственным трудом, нужно часто и глубоко дышать, так как мозг и сердце расходуют огромное количество кислорода. Как только мозгу не хватает кислорода — мы не в состоянии ясно мыслить. Что-то не идет, и мы удивляемся — почему? Не хватает горючего, не хватает кислорода.

Вот видишь, сейчас едят отравленную пищу. Мы все отравили. На рынке нечего больше купить. Выглядит красиво, но не смеешь это купить. В конце прошлого века один старец сказал: «Придет время, когда люди будут производить много сельскохозяйственной продукции, но не будут сметь ее есть». Вот, пришло время. Спрашивают, как это? Атак, пища наша отравлена. Отравлена телесная, отравле­на духовная. Отравлены дети, отравлены и пожилые. Люди думают, что здесь будут вековать. А тут — жизнь коротка.

Что такое жизнь? Это ничто. Это на­столько кратко, что нельзя и представить себе. Когда человек молод, он этого не замечает. Я часто думаю: на земле мы дей­ствительно жалки, если не можем прожить даже четырех миллиардов секунд. Это значит нужно прожить 120 лет. Сто лет — это три миллиарда секунд. Что такое сто лет? ... Ничто ... Мгновение ... Момент... Мы живем в вечности.

Вообще говоря, это время существует благодаря тому, что Земля вращается во­круг своей оси и вокруг Солнца. Если бы Солнце остановилось в зените, было бы невозможно измерять время. Живем в вечности. Все время день. У нас бы не было, с чего начать. Когда не измеряем время, видим, что время не существует. Оно существует у нас, потому что мы ограничены.

Поэтому в «Откровении» Иоанн Богослов говорит, что Ангел, который поставил одну ногу на землю, а другую на море и клялся Всевышним, говорит, «что времени уже не будет...». Вечность... значит, Господь включит скорость, и ма­териальный мир исчезнет. Мы знаем, что материя исчезает, когда достигает ско­рости света. Превращается в невидимую энергию, когда достигает скорости света, 300 тысяч километров в секунду.

Как мы жалки. До недавнего времени мы знали только об этой скорости, а не знали, что существует большая скорость. А теперь, когда у нас есть точные аппара­ты, которые измеряют движение, теперь Господь открывает, что существует на­много большая скорость. Частицы энер­гии, называются они фотоны, или как-то иначе... Они в мгновение появятся на экране и сразу исчезают. Как только появятся на экране, они уже прошли через нашу галактику. А размер нашей галактики 50 миллионов световых лет. Какая это огромная разница в скорости. Скорость света невозможно сравнить с этой скоростью. Как улитку с экспрес­сом. Триста тысяч километров, и 50 мил­лионов световых лет. Значит, огромная скорость... Да... дух быстрее, чем мысль. Мысль медлительна. Средняя скорость. А дух невероятно быстр... Переходим в вечность... Да. Слава Богу за все.

Многое нам открыто, но мы всем злоу­потребили. Просто видим, что мы сами создали условия, что больше невозможно продолжение жизни на земле. Из-за отра­вы. Мы отравились... Один наш ученый, Бранко Китанович, который написал книгу «Планета и цивилизация в опас­ности», говорит: «В двухтысячном году на земном шаре не будет больше воды для питья». Питьевая вода от всей массы воды составляет 2%. Нельзя пить 98% воды. Он говорит, что будет невозможно очистить воду, все это будет отравлено. За что бы люди не взялись, все будет отравлено. Какими темпами увеличиваются отходы на земном шаре, какими выбрасываются яды. Он говорит, что неприятель номер один для человека — это выхлопные газы автомобилей. А затем и все остальное. Каждая фабрика выбрасывает огром­ное количество отравы. А в сельском хозяйстве? Белград пьет отравленную воду. Один инженер, который работает там, в Макише, говорит: «Мы хлорируем воду, но еще больше мы ее отравляем. Бесполезно. Бактерии и бациллы легко удаляются, но яды нельзя выделить и удалить». Фильтруй ее, сколько хочешь, очищай, кипяти, делай что хочешь — яд. везде вокруг нас яд. А как только не будет воды для питья — погаснет жизнь. Орга­низм — это 70% воды. Сельское хозяйство достигло больших успехов в своем раз­витии, но многие деревья исчезли. Давно исчез вяз. Рассказывают, в Т... — хвойный лес, начали сохнуть верхушки деревьев. Радиация сильная, или горные источники отравлены. Отравлены дожди, они напаи­вают землю. Земля отравлена. Отравились мы... Слава Богу.

А людям, все им мало. Все им мало. Началось еще сразу после падения наших прародителей. Сразу же случилось кро­вопролитие. Каин убил своего младшего брата Авеля только из зависти, что жертва Авеля принимается, а его нет. Оттуда все началось. И до сегодняшнего дня. Нет мира. Все что-то ищут, чего-то хотят, как будто вековать собираются, а ничего нет от этого. Ничего... Ничего... Похоже, что пришел конец. Какими темпами эти фабрики травят окружающую среду, не получится долго жить.

Слава Богу, что есть птицы... Но мно­гие виды исчезли... все больше уничтожа­ется и угасает жизнь... И это не тайна. Лет десять тому назад, когда выпадало много снега, как сейчас, и была лунная ночь, собиралось много зайцев, целые круги. Снег глубокий, они натоптали, сделали круг, там, где открытое пространство, где нет деревьев, гоняются тут друг за дружкой, кувыркаются в снегу, играются. Радуются. Радость жизни. У животных есть радость жизни. Мы им все нарушаем и путаем. Они имеют радость жизни, а мы имеем всего вдоволь, и мы не довольны. Они не заботятся, не готовят амбары для жита, ничего, и все же Господь их питает. Немного погрызут ветки, найдут где-то укромное место, спят. Благодарны Богу. А мы нет. Птица постоянно славит Бога. Начинает петь рано утром, в три часа, и не перестает до девяти часов. В девять немного утихает, только тогда отправля­ется искать пишу, ведь и птенцов нужно накормить... Затем опять поет. Ее никто не заставляет петь. Она поет. Слушает ли кто ее, или не слушает, она поет... А мы хмурые, надутые, нам не до пения, ни до чего. Нужно брать пример с птиц. Они всегда веселы. А мы? Что-то нам мешает. А что нам мешает? Ничего нам не мешает. Разве не так?

Так, — отвечает один студент.

Мы сами себе мешаем.

Отче, нас интересует, как нам узнать волю Божию в жизни. Как нам решать, какую работу выбрать, жениться или не жениться?

Господь нам Сам открывает путь. Открывает как Свою святую волю. Яв­ляется Его святая воля через родителей. Если будем слушать родителей, все будет идти хорошо, и будет благословенно; если будем им противиться, ничего не будет хорошего. Например, ты полюбил какую-то девушку, хочешь жениться, и все тут, любой ценой. А отец и мать гово­рят: «Сынок, не подходите вы друг другу». Но бесполезно, завязал черт ум, захватил тебя, и хочешь, и хочешь. «Не для тебя это, сынок», — говорят родители. «Най­дем мы тебе другую». Но не хочешь слу­шать, хочешь ее, и все тут. Поженитесь. Думаешь — идеал. Любите друг друга. Через некоторое время новизна пройдет, пройдет влюбленность, и нет ничего. Лучше всего, когда родители заранее договорятся, когда небольшая разница в годах. И если никогда не видели друг друга, когда встретятся... лучше всего, когда любовь возрастает в браке. Тогда не вступают в брак с расчетом, имеют благо­словение родителей, и затем все идет так, что лучше не может быть... Брак — это не какая-то красивая, сладкая жизнь ... Еще как горька. Только позднее видишь, что ты не свободен. Что ты связан, еще как связан. Запряжен в телегу и должен тянуть, потому что бьют. Дети требуют. Должен тянуть, хочешь или не хочешь. А когда ты был свободен, ты по-другому думал... а теперь должен не только за себя, но и за многих думать.

В жизни существуют два пути: монаше­ство или брак; или существует еще какой-то путь? Как мне узнать, какой путь для меня правильный?

Не каждый может принять мона­шество. Да. Нелегка монашеская жизнь. Жизнь на земле вообще нелегка, какими бы благоприятными не были условия. Тот, кто жил, как хотел, и как желало его серд­це —это Соломон, царь Соломон, сын царя Давида. Сорок лет царствовал, ни с кем не воевал. Господь наградил его мудростью. Он воздвиг храм Иерусалимский. Приходили к нему со всех сторон света, чтобы услышать его... и он сам говорит: «Все, что пожелал сердцем своим, я все исполнял. Желал, чтобы у меня были прекрасные виноград­ники, насадил их. Палаты, и это у меня все было. Было у меня и готовое войско, лучшее, чем у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме». Но он ни с кем не воевал. За­тем он говорит: «Желал я иметь много злата и серебра, и дал мне это Господь. Разной жизнью я начал жить, чтобы увидеть, есть ли какое-то постоянное утешение здесь на земле, чтобы продолжать так... И вижу, что здесь на земле все суета сует, и томление духа. Нет утешения. Постоянного...» Вот видишь, это говорит Соломон. Мудрая особа. Значит, имей, что хочешь, будь, кем хочешь — ничего это не значит. Коротко, как будто ты вообще и не существовал. Ты думал, что ты испил мудрость мира сего. Горячая голова. А если бы ты мог видеть со стороны: важничаешь, как индюк, а ничего нет (смеется). Бестолковая голова...

Да. Кто это на земном шаре был или будет, кто будет универсальным знатоком всего? Никто. Каждый совершенствуется в каком-то направлении, что-то составляет, и таким образом мы представляем одно целое. Люди пре­клоняются перед философами, разными учеными, постоянно цитируют их слова. Никто не обращает внимания, что Бог обещал нашим праотцам, что Он по­шлет избавителя мира, чтобы привел нас в первоначальное состояние. Ни­кто не знал, что это будет Сам Бог. Ибо только Тот, Кто нас сотворил, может привести нас в первоначальное состоя­ние. Кто бы другой? И Он пришел, и не приняли Его...

Вот, мы крестились во Христа Господа, мы христиане по форме, а не такие, каки­ми нас Господь желает. В нас нет ничего доброго. Раз мы умеем думать плохое, и гневаться, и быть пренебрежительными к ближнему своему. Ничего нет... А читали, но не понимают. Кто из философов или ученых мира мог сказать о себе: «Я есмь Путь, и Истина, и Жизнь». Этого никто не мог сказать. И сказать: «Я есмь хлеб жизни». Или: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную». Но люди ограничены. Мало понимают, не могут уяснить себе. Все еще им ближе ложь, нежели истина.

Мы думаем, что мы чего-то стоим... Ничего не стоим. Да. Совершенство христианской жизни, так говорят Свя­тые Отцы, совершенство христианской жизни — это крайнее смирение. Крайнее смирение. Они награждены благодатью Бо­жией. Тот, кто смирен и кроток, тот не гне­вается. Если его ругаешь, ты гневаешься, а он тебя жалеет, что ты так мучаешь себя.

  Скажите нам, в завершение, есть ли какое-то лекарство для нас больных и падших.

Еще какое. Слушайте. Нужно сми­риться и быть послушными. Тот, кто сми­рен и кроток, тот и послушен. Как в на­роде говорится: «Покорному дитяти все кстати». Тот, кто послушен, тот смирен. А как только противимся, сразу замечаем, как неприятель сворачивает нас с пути, как нам портит жизнь. Не получается и не получается...

  Отче, мои родители разведены; мама меня приобщила к вере... Отец против Бога. Кого мне слушать? — спрашивает одна де­вушка.

  Видишь ли, не от тебя зависит, живут ли родители в согласии, или нет, ругаются ли, хорошие они, или нет, для тебя они должны быть святыней. Чтобы на тебе было благословение Божие, что­бы у тебя все было хорошо. Да. Не смеем даже в мыслях оскорблять родителей. А то, как они поступают с нами, это их дело. Есть родители, которые были очень грубы, которые мучили своих детей. Так у двоих братьев была добрая мать, и она говорит им, чтобы почитали своею отца, хотя он..., чтобы получили благословение Божие. Сейчас они работают в «Литасе» в Пожаревце, никому не дают говорить что-либо плохое об их отце. Никто не смеет оскорблять его. Братья говорят: «Наш отец для нас святыня». Тяжелая жизнь была у них в детстве, отец не был милосерден с ними; но вот, видишь, как их Бог благословил, и сейчас они полны жизни. Благодарны, признательны Богу. Потому что Господь благоизволил, чтобы через наших родителей мы пришли в мир. За то, какие они, они будут отвечать перед Богом, будут отвечать и за нас. А мы за них не отвечаем. Мы будем отвечать за то, какие мы, и почитали ли мы своих родителей. Духовная ситуация на земле очень плоха, это потому, что и маленькие дети, которым нет и пяти лет, противятся родителям Поэтому у нас все так и скла­дывается. что никто не почитает родите­лей. Такая же ситуация на всей планете...

«Светигора»